Почему с мвд не берут в спецназ фсб?

Кого берут в «Альфу» и «Вымпел»

Требования к кандидатам на поступление в Центр специального назначения ФСБ

Центр специального назначения ФСБ был создан в 1998 году для борьбы с терроризмом на территории России и за ее пределами. Его структурными единицами являются спецподразделение «Альфа», спецподразделение «Вымпел» и Управление специальных операций.

В центр принимаются офицеры и прапорщики, а также курсанты военных училищ в качестве кандидатов на офицерские должности. 97% должностей в спецназе ФСБ офицерские. Прапорщикам отдается 3%, в случае приема в ЦСН они служат водителями или инструкторами.

При этом каждый кандидат должен предоставить рекомендацию либо действующего, либо бывшего сотрудника «Альфы» или «Вымпела». ЦСН также занимается самостоятельным поиском наиболее перспективной молодежи. Для чего сотрудники центра посещают вузы Министерства обороны с целью изучения личных дел курсантов и проведения собеседований с наиболее подходящими из них для службы в спецназе ФСБ. Наиболее «урожайны» в этом отношении Новосибирское высшее общевойсковое училище, где есть факультет спецназа, и Московское высшее военное командное училище.

При этом есть возрастной порог — не старше 28 лет. А также рост должен быть не ниже 175 см, чтобы бронежилет не бил по коленям. Однако эти требования не являются догмой. Если кандидат обладает какими-либо уникальными способностями или же имеет боевой опыт, то на них закрывают глаза.

В здоровом теле здоровый боевой дух

Приняв от кандидатов документы, необходимые для поступления, начинают проверять их физическую подготовку. Тестирование проводится в течение одного дня. Все выполняется в динамике с минимальными перерывами между упражнениями. Требования к претендентам на службу в «Альфе» немного жестче, чем к кандидатам в «Вымпел». Ниже приводятся нормативы для «Альфы».

3 километра на стадионе необходимо пробежать в пределах 10 мин 30 сек.

После 5 минутного отдыха — 100-метровка, контрольный норматив — 12,7 сек.

Подтягивание на перекладине — 25 раз. Затем следует 3-минутный отдых после каждого упражнения.

В течение 2 минут необходимо сделать 90 сгибаний и разгибаний туловища в положении лежа.

90 отжиманий от пола.

После этого кандидату необходимо 7 раз выполнить комплексное силовое упражнение:

— 15 отжиманий от пола;

— 15 сгибаний и разгибаний туловища в положении лежа;

— 15 переходов из положения «упор присев» в «упор лежа» и обратно;

— 15 прыжков из положения «присев».

На каждый цикл дается 40 сек. Отдыхи между циклами не предусмотрены.

Далее необходимо 100 раз выпрыгнуть вверх из сидячего положения с переменой ног.

Жим штанги собственного веса (но не более 100 кг) лежа — 10 раз.

Главное — держать удар и идти вперед

Через три минуты после физического тестирования необходимо продемонстрировать навыки рукопашного единоборства. При этом кандидат выступает в шлеме, перчатках и защитных накладках на ногах и в паху. Ему противостоит инструктор или хорошо подготовленный в области рукопашного боя сотрудник ЦСН. Схватка продолжается 3 раунда.

В отпущенное время вовсе не требуется победить инструктора. В процессе боя инструктор оценивает потенциальные возможности кандидата: бойцовские качества, умение держать удар, волю к победе, нацеленность на атаку в условиях физической усталости, способность менять тактику боя в зависимости от сложившихся обстоятельств, скорость реакции. Разумеется, инструктор не стремится «забить» испытуемого. В течение боя он предоставляет ему инициативу, чтобы лучше понять, чего тот стоит. Чем более активен на ринге кандидат, тем более высокую оценку он получает даже в случае значительных погрешностей в технике. Впоследствии, во время обучения, новобранец усвоит все необходимые для ведения эффективного рукопашного боя приемы и навыки. Поэтому главная задача инструктора заключается в том, чтобы выяснить — способен ли кандидат к обучению.

Немедленно отбраковываются те, кто пассивен в схватке, уходя в глухую оборону.

Основные испытания впереди

На следующем этапе кандидат поступает в распоряжение врачей с целью прохождения углубленных исследований состояния его здоровья. И тут требования выше, чем к курсантам военных вузов, поскольку будущий сотрудник спецназа должен переносить громадные физические нагрузки. И они не должны помешать эффективному выполнению боевых заданий. При этом одна из первоочередных задач, которую решает медкомиссия, — выявить годность к воздушно-десантной подготовке.

Параллельно с этими исследованиями проходит спецпроверка, в ходе которой выявляется наличие у кандидата нежелательных связей. И не только у него, но и у его ближайших родственников. Родственники при этом проверяются на наличие судимостей.

Следующий этап конкурсного марафона — обследование у психолога. Оно необходимо для изучения личности кандидата — характера, темперамента, интересов и пристрастий, моральных установок, реакций на те или иные раздражители и прочих характеристик, важных для службы в спецназе ФСБ. Все эти сведения вносятся в личное дело.

После чего следует поверка на полиграфе правдивости кандидата. Прежде всего, выявляются моменты, которые он желал бы скрыть, «темные пятна» его прошлого и настоящего: связи с криминалом, пристрастие к алкоголю и наркотикам, коррупционные наклонности, асоциальный образ жизни.

При прохождении каждого испытания кандидатам начисляются баллы. Затем они суммируются, и на службу в ЦСН ФСБ принимаются те, у кого лучшие показатели.

Но процедура приема на этом не завершается. Конечная точка ставится после беседы с родителями и женой новоиспеченного спецназовца. Им рассказывают об особенностях службы в спецподразделениях, а затем берут с них письменное согласие с поступлением сына/мужа в группу «Альфа» или «Вымпел». Это вызвано с тем, что служба спецназовца связана с повышенным риском для жизни.

И лишь после этого происходит зачисление в качестве молодого сотрудника с вручением черного берета и ножа «Антитеррор». Однако бойцу предстоит еще три года под руководством опытных коллег осваивать избранную профессию, приобретая необходимые знания и овладевая нужными навыками. В течение двух первых лет его не привлекают к спецоперациям.

Интервью с сотрудником группы “А” ЦСН ФСБ

1) Расскажите о себе, кем вы были до службы в ФСБ, как вы оказались именно в этом подразделении, и что нужно, чтобы попасть туда?

Читать еще:  Список документов для поступления на контрактную службу

Всегда был и остаюсь самым обычным человеком. Жизнь моя до службы не была примечательна. Все как у всех – школа, вуз. На последнем курсе ВУЗа, выходя с занятий, я столкнулся с одним из наших преподавателей, который “совершенно случайным образом” решил поговорить со мной об учебном процессе, планах на будущее и т.д. Постепенно он вывел наш разговор в русло темы о государственной службе, предложил заполнить анкету, попробовать, добавил, что если что-то не понравится, то всегда можно отказаться. Как я узнал позже, почти в каждом ВУЗе есть преподаватель, который тесно сотрудничает с кадровым подразделением госбезопасности. Таким образом, следили за мной аж со второго курса. Я закончил университет, поступил на службу в один из оперативных отделов. Постоянно показывал высокий уровень работы, участвовал во всевозможных спортивных соревнованиях. Позже перешел на службу в один из региональных отделов специального назначения. Там я позволил себе мечтать о службе в знаменитой группе “А”. Через хороших друзей вышел на кадровое подразделение. Мне назначили тестирование, которое я прошел не с первого раза. Для поступление на службу в ЦСН, помимо высоких результатов тестирования(к слову, оно включает в себя тесты на физическую выносливость, огневую подготовку, уровень специальных навыков, психологическое тестирование), необходима рекомендация от двух сотрудников подразделения. Понимаете, служба в структуре – это не просто работа, это определенный склад ума, образ жизни, исключительная верность и преданность идеалам преданности своему Отечеству. Лишних здесь не бывает, если ты не сработаешься с коллективом и не станешь частью единого организма, то под угрозой могут оказаться жизни сотен людей, подобное – недопустимо. Именно поэтому при поступлении на службу в Центр, вновь проверяют абсолютно все – твою биографию, личную и профессиональную характеристики, с кем ты общаешься, какие и с кем у тебя были конфликты. Даже после поступления и официального зачисления на службу, вся твоя подготовка – это постоянная проверка, если дашь повод усомниться в себе – попрощаются не задумываясь.

2) Вы считаетесь самым элитным подразделением, каково это, понимать, что вы – последняя инстанция в борьбе с терроризмом и какая точная специализация у группы “А”?.

Что вы вкладываете в понятие элитарности? Лично я вкладываю в это понятие то, что кроме тебя никто не выполнит подобную работу. Родина доверила тебе войну на одном из самых тяжелых фронтов, обучила тебя, дала тебе полномочия. Ты несешь на себе определенный груз ответственности. Как ты можешь подвести тех людей, что верят в тебя? Как ты можешь подвести страну, что доверилась тебе? Ответственность в высочайшей степени – вот что означает элитарность для меня.

В целом, группа “А” специализируется на противодействии терроризму, выявлении, ликвидации бандподполий, освобождении заложников. Однако, в группе существуют несколько отделов, один из которых находится в постоянной боевой командировке.

3)Думаю, что ваши слова подтверждаются тем, как “Альфа” самоотверженно сражалась с террористами во время трагических событий в Беслане. Какую вы даете личную оценку этому событию? Почему все закончилось столь драматично?

Сам я там не был. Тогда еще не служил в подразделении. Это ужасная страница в истории Центра в целом. Это показатель того, на что могут пойти озверевшие бандиты, когда они не могут достигнуть своих гнусных целей. Мы действовали тогда в манере, которая не свойственна разведке. Пойдя на штурм, группа вступила в прямой огневой контакт с врагом. Сотрудники не ставили своей приоритетной задачей ликвидацию террористов. Главным было спасти заложников. Добавьте к этому сложнейшую тактическую обстановку и Вы поймете почему подразделение понесло такие большие потери.

4) Служба в таких подразделениях требует много времени и сил на подготовку, бывает ли у вас свободное время, как много и чем вы занимаете вне вашей работы. Как сильно служба влияет на вашу жизнь?

Отдел, в котором я служу, почти всегда задействован в боевых операциях. Основное время занимает боевая подготовка личного состава. Да, свободное время у меня есть, не так много, но оно все же есть. Свободное от работы время я обычно провожу один – читаю, хожу по различным культурным мероприятиям – концертам, выставкам, театральным представлениям. Немалую часть времени также посвящаю спорту – единоборствам.

Служба совершенно никак не влияет на мою личную жизнь, потому что личной жизни у меня нет. Видите ли, обзаводиться семьей я не считаю нужным. Нынче такие девушки пошли – они готовы лишь требовать и брать, ничего не отдавая взамен, при этом постоянно манипулируя и играя на твоих эмоциях. Если бы я занимался простой гражданской работой, то это было бы допустимо, но при моей работе любые эмоциональные всплески противопоказаны, я не могу подвергать опасности жизни боевых товарищей и жизни гражданских, оказавшихся в лапах бандитов. Я живу любовью к своей стране, стараюсь каждый день становиться лучше для своей страны, хочу всегда быть надежной и верной опорой своим товарищам, для меня этого достаточно.

5) Сколько времени занимает подготовка сотрудника, сколько времени должно пройти до того момента, когда сотрудника можно посылать на “боевые”?

Сроки сугубо индивидуальные, все зависит от уровня имеющейся базовой подготовки, обучаемости сотрудника. Обычно “штучный продукт” в виде готового сотрудника подразделения готовится не менее 2-х лет.

6) Как долго Вы служите там и через что приходилось проходить, расскажите о самом тяжелом случае?

Служу больше пяти лет, но меньше десяти. Были самые разные ситуации. Вначале было морально тяжело. Служа в центре, ты встречаешься с самыми грязными проявлениями человеческой натуры. Говоря о самом тяжелом случае. Физически тяжелые случае, вроде тех, когда ты на волосок от смерти – я не беру в расчет, так как для нас это нормально. Всегда помню об одной психологически тяжелой операции. Была информация от оперов о проходящем наркотрафике. Мы никак не могли выявить способ, которым террористы производят транспортировку. В итоге, выяснилось, что провозили груз они в детях. Во время проведения операции получилось так, что бандит держал одного из таких детей за волосы, приставив оружие к его голове, но снайпер сработал четко и бандит не ушел живым. Ребенок был крайне истощен и не держался на ногах, я подбежал к нему, он попросил воды и умер. Мне было не по себе, что все время он пристально смотрел мне в глаза. Я до сих пор помню этот взгляд. Как поется в советской песне, для меня этот взгляд – словно высший суд. Вспоминая его, я всегда знаю, что сделал недостаточно, что пока я сижу тут без дела, где-то, возможно, гибнут невинные люди.

Читать еще:  Могут ли несовершеннолетнему ребенку выписать штраф?

7) Сколько человек вы ликвидировали за всю свою службу? Бывали ли потери среди ваших сослуживцев и каково это, терять товарища во время спецоперации?

Человек? Ни одного. Озверевших нелюдей – да. Точной цифры, я, по понятным причинам, назвать не могу, скажу лишь что счет идет на десятки. Потери были, конечно были. Это очень тяжело, к этому никогда не привыкнешь. Был у меня очень близкий друг и брат по оружию, пулеметчик в группе. Должен был уйти в отпуск, жениться буквально в первую неделю отпуска. Мы были на дежурстве. Радовались, что так здорово все складывается. Тут тревога – выявили место встречи бандитов. Москва. Вечер. Все шло успешно, но тут – шальная пуля и мой друг уже лежит на земле. Умер через несколько минут, сказав перед смертью “все хорошо, все прекрасно, было и будет”. Медики не успели спасти. Такой вот последний день службы перед отпуском.

Боль имеет свойство накапливаться, замещая все положительные чувства. Сначала ты учишься жить вместе с ней, потом ее становится все больше и больше, ты не замечаешь, что она, видимо, и есть реальность нашей жизни.

8) Бывали ли моменты, когда ваша жизнь висела на волоске и каково ваше отношение к тому, что вы постоянно рискуете собственной жизнью? Есть ли некая готовность умереть в любой момент?

Такие моменты случаются постоянно. Отношение? По-моему, нет ничего прекраснее, чем отдать жизнь за свое Отечество. То, что мы можем умереть в любой момент, нам, как и любому сотруднику ведомства, закладывают на “подкорку”. Намного острее чувствуешь все. Учишься радоваться простым вещам – рассвету, закату, смене времен года.

9) Каким оружием пользуется группа “А”? Что стоит на вооружении? Какие специальности у вас существуют? Какая специальность лично у вас?

На вооружении у нас стоит все самое новое, все самое лучшее. Из стрелкового оружия – АС “Вал”, 9А-91, ВСК, ОЦ, АК-74, Сп-13, АПС, ПЯ, СВД, Печенег, много еще чего. Существуют также различные технические и специальные средства, мы всегда стараемся идти в ногу со временем.
Из специальностей – снайперы, пулеметчики, стрелки, саперы, водители. Лично я – стрелок.

10) Какие у вас ощущения за несколько часов до начала спецоперации и что вы чувствуете после успешного исхода?

Обычно этих самых нескольких часов нет. Они есть только если вводится режим КТО. Обычные “боевые” – это экстренно возникшая ситуация с минимальным временем на подготовку. Честно говоря, ничего не чувствую. Что вы чувствуете перед тем, как заправляете автомобиль, или перед тем, как покупаете что-либо в магазине? Чувств нет, есть осознание ответственности. После операции – “все живы? Никто не ранен? Вот и хорошо”. Мы не любим долгих и громких рассуждений. Точность, удача, холодный расчет.

11) Для такой работы как у вас должны быть железные нервы, как вы боретесь со стрессом?

Систематичная и постоянная тренировка. Если продолжительное время тыкать иголкой в одно и то же место, то боль чувствовать перестаешь. То же самое и здесь. Есть факт накапливающегося стресса – это да. Борюсь хорошим досугом – когда смотрю на творчество Айвазовского, то понимаю, что в этом мире есть еще что-то прекрасное. Работает принцип замещения. Более иерархично-высокие впечатления замещают стрессовые накопления.

12) Пару советов, как вести в экстремальных ситуациях, о чем нужно думать, как себя контролировать?

Мы не боимся темноты, мы боимся того, что, возможно, в ней скрывается. Мы не боимся ситуаций, мы боимся их последствий. Не нужно наполнять страхом ту или иную ситуацию. Экстремальной ее делаете только вы сами. Для кого – то поход в магазин уже экстремальная ситуация, человек думает о том, что его могут избить, ограбить, убить. Нужно быть просто готовым ко всему, неожиданности следует максимально исключать из своей жизни. Думать ни о чем не нужно – мысли лишь засоряют чистоту действий.

13) Что значит “не жалеть себя”?

Видите ли, современному поколению привили идею о том, что необходимо себя жалеть. Ребята не идут в армию, потому что боятся. Ведь они привыкли общаться лишь в социальных сетях, не сталкиваясь с реальными проблемами. Они жалеют себя. Не способны брать на себя ответственность. Не способны решать задачи. Любая задача для них становится проблемой, а компетенции для решения этих проблем у них нет. Поэтому я и говорю – не жалейте себя, хотите преуспеть в чем-то? Выйдите из своей зоны комфорта, посмотрите в глаза своему страху, развивайте себя.

Кого берут в пехоту, того не возьмут в спецназ

Многие призывники Иркутска , признанные медицинской комиссией годными к прохождению службы, заявляют в военкоматах о своем желании служить в элитных войсках. Но не всегда желание это удовлетворяется, и тому есть свои причины. Какие? Это и решила рассказать “Комсомолка” своим читателям. Заодно разъяснить, кто из призывников и по каким параметрам может быть призван в определенные рода войск, а кто – забракован. Хочешь податься в спецназ – пройди проверку – Желающих служить в элитных войсках становится в последнее время все больше. Но многие из них говорят об этом накануне отправки в часть, когда набор уже завершен. Отбор же призывников в эти подразделения заканчивается за полгода до призыва, – говорит начальник отделения по учету и призыву граждан на военную службу Иркутского областного военного комиссариата Сергей Дьяченко . – Поэтому заявление о желании служить в спецназе нужно подать к нам заранее. Скажем, если срок вашего призыва – осень этого года, уже сейчас сотрудники военкоматов должны знать вас в лицо. Поскольку кроме проверки состояния здоровья, специалистам предстоит проверить ваши морально-волевые и прочие качества. Что еще выясняют? Российский призывник, которого берут служить в элитные войска, – это молодой человек из крепкой и обязательно полной семьи. У родителей не должно быть серьезных проблем и конфликтов. Более того, никто из близких родственников новобранца – будущего спецназовца, морпеха или пограничника – не должен иметь судимостей и других темных пятен в биографии. К темным пятнам по-прежнему относятся и родственники за границей. Ведь во время службы солдат получает доступ к секретной информации, а с этим не шутят ни в одной стране мира. Задолго до призыва в военкомате соберут все сведения о кандидате в элитные войска, о его родственниках, проведут проверку по линии ФСБ и МВД . Обязательно запросят подробную характеристику на призывника с места учебы, разузнают подробности его обучения в школе. Если хотя бы по одному из этих пунктов будет прокол или новобранец состоял на учете в инспекции по делам несовершеннолетних, был замечен в употреблении наркотиков только однажды – попадете в пехоту. Или в танкисты. Но только не в элитные части. Даже если за плечами три сотни прыжков с парашютом. – Последнее слово остается за представителями части, – подытожил Сергей Дьяченко. – Довольно часто случается, что кандидатов в войска специального назначения, вроде бы подходящих по всем характеристикам и несколько лет готовящих себя к такой службе, все же бракуют. Причина того – в самой специфике таких соединений. Бойцы для спецназа, морской пехоты или ВДВ – кадры редкие, их отбирают строго индивидуально. Команды от элитных войск работают по той же методе, что и “охотники за головами”, перекупающие ценные кадры у конкурентов. Сначала мы собираем предварительные данные, потом включаются в работу специалисты из этих подразделений. Смотрит такой на парня – и вычеркивает из списка. Задаешь вопрос – почему? Молчит. Или говорит: “Спецназ работает в тылу врага, а я не поручусь, что этот парень выдержит”. Морпехи или ВДВ ищут тех, кто готов к наступательно-штурмовым операциям. Военные советуют романтикам помнить о том, что киношный образ спецназовца, который крушит врагов направо и налево и может один перебить роту, далек от истины. Войны и конфликты, в которых наверняка примет участие спецназовец, – очень тяжелая, страшная и не всегда благодарная работа. Пограничники работают под крылом контрразведки Чтобы попасть служить на границу, необходимо отличаться от сверстников морально-волевыми качествами и хорошим здоровьем. С июля прошлого года пограничные войска вновь переданы в ведение ФСБ. Эта служба очень жестко следит за отбором кадров, и те, кто идет в “погранцы”, проходят очень жесткую проверку по всем мыслимым и немыслимым каналам. О них все знают еще за полгода-год до призыва. Проводится беседа с родителями будущего пограничника. И окончательно отбирают уже только из проверенных кадров. Единственная поблажка, которую дают пограничнику, – это рост. У пограничника он может быть от 155 до 185 сантиметров. Флотские ростом пониже и зрением похуже К тем, кого призывают во флот, требования немного другие. На корабли берут тех, кто пониже ростом, поэтому у всех подводников он до 185 сантиметров. Такая специфика. Берут парней, способных к технике, разбирающихся в средствах связи. Поэтому, даже если зрение до минус единицы, таких смышленых новобранцев смело отправляют во флот, работа для них найдется. Однако остальные требования не менее строгие, чем у пограничников. Причина проста: те, кто служит на флоте, получают первую форму допуска (один из самых высоких уровней секретности). Поэтому криминал даже у дальних родственников перекроет пути на службу в военном флоте. Моряки-иркутяне служат в основном во Владивостоке . ВВС , ракетные и космические войска Требования по здоровью значительно ниже. Берут туда тех, кто проходит по категории годности “Б” – годен с незначительными ограничениями. В общем, тех же, кого берут в пехоту или в артиллеристы. Но служить там престижнее. Соответственно, и призывают туда лучших из тех, кто не попал в элитные подразделения и на флот. Подготовила Ольга ЛИПЧИНСКАЯ. КСТАТИ В спецназ отправляют не больше 1-2% призывников из Иркутской области, иными словами, из восьми тысяч попадает 100-150 человек. В пограничники – до 5%, столько же – во флот. Треть остальных призывников служат в Сибирском военном округе. ВОЗЬМИ НА ЗАМЕТКУ Категории годности к военной службе А – годен (абсолютно здоров, может служить в элитных войсках). Б – годен с незначительными ограничениями (есть некоторые болезни, но службе в армии они не мешают). Призывают во все рода войск, кроме элитных. В – ограниченно годен. Эта формулировка многих запутывает. На самом деле она обозначает, что молодой человек имеет серьезные отклонения в состоянии здоровья. В мирное время в армию служить такого не призовут. Только в случае войны, и то, если будет объявлена всеобщая мобилизация. Г – временно не годен. Это значит, что доктора не могут четко определить состояние здоровья призывника. В этом случае дается отсрочка на полгода, до следующего призыва. Это время молодой человек должен провести на лечении. Д – не годен. Кого берут в десантники, спецназ, ВДВ, морскую пехоту Рост 170-185 см. Вес – не более 90 кг. Зрение и слух – идеальные Хорошая физическая подготовка Отсутствие хронических заболеваний

Читать еще:  Как попасть в собр, и какие экзамены нужно сдавать?

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

{SOURCE}

Ссылка на основную публикацию