Как узнать, куда вложен ваучер?

Первый инвестиционный ваучерный фонд

С момента начала приватизации у нас в стране, прошло уже немало лет, но многих россиян, кому так и не удалось продать свои ваучеры, иногда мучает вопрос:

А может быть мои ваучеры хоть что-нибудь стоят?

Что стало с ваучерными фондами и есть ли шанс получить хоть какую-то компенсацию?

А если есть, то, как им воспользоваться?

Разобраться с этими вопросами весьма непросто, если не знать всей истории приватизации сначала и до наших дней, а также того, что стало с фондами, куда их так призывали вложить полученные ваучеры.

Немного истории

Все началось в 1993 году. В связи с тем, что советская экономика развалилась и появилась необходимость каким-нибудь образом распределить всю госсобственность между гражданами, новоиспеченные власти решили произвести приватизацию государственных предприятий.

Она заключалась в том, что гражданам выдавали специальные приватизационные чеки – ваучеры, которые те могли вложить в инвестиционные фонды, акции или продать.

По задумке авторов этого «ноу-хау» ваучеры – это право на часть имущества, а имущество в отличие от денег не обесценивается в процессе инфляции.

В итоге: хотели как лучше, а получилось как всегда. Ваучеры скупали за бесценок весьма ушлые дельцы, которые умело пользовались моментом. Граждане в подавляющем большинстве не могли трезво оценить ситуацию, которая сложилась в стране, да и сам механизм приватизации был неясен.

Население не могло и не хотело перестраиваться так быстро, к тому же настолько радикально. Приватизация, в конечном счете, привела к массовому обнищанию, и подтолкнула некоторых принять участие в самых дерзких и рискованных авантюрах, которые проходили на всем протяжении лихих 90-х.

Что стало с вашим ваучером?

Большинство инвестиционных фондов разорились практически через несколько дней после создания или были сознательно обанкрочены некоторыми личностями, а деньги одураченных граждан осели в чужих карманах.

Те, что остались – были преобразованы в акционерные общества, негосударственные пенсионные и паевые фонды. Эти предприятия часто переименовывались и переходили из рук в руки, и в итоге разорились. Лишь немногие предприятия, которые работали с того времени остались на рынке.

Что делать с вашим ваучером сегодня?

Все зависит от того куда были вложены ваучеры. В сущности, возможностей применения ваучеров было немного, не больше их и сейчас.

Вы можете получить некоторую компенсацию в следующих случаях:

  • если вы так и не решились в свое время их продать или обменять на акции, то вы можете продать их по номинальной цене. Государство сегодня осуществляет подобные операции. Но суммы, вырученные в таком случае, будут мизерными;
  • если вы вложили их в ПИФы, которые были преобразованы в различные фонды, то с большей вероятностью деньги вы получить не сможете, а если сможете, то это будут жалкие гроши;
  • тем, кто умудрился вложить деньги в акции действующих компаний, могут рассчитывать на скромные дивиденды, все зависит от того, что это за компания;
  • Если вы вложили ваучеры в компанию, которая разорилась, то вы можете рассчитывать на компенсацию в размере 10 тысяч рублей, не больше.

Первый инвестиционный ваучерный фонд

Многих граждан до сих пор волнует судьба «Первого инвестиционного ваучерного фонда». Ведь в него вложили свои ваучеры несколько миллионов человек. Понятно, что есть такие, кто до сих пор надеется хоть на какую-нибудь компенсацию.

Судьба фонда не закончилась банкротством. Он работает до сих пор, правда за свою недолгую историю он несколько раз менял название, форму и юридический адрес.

История его преобразований имеет следующую последовательность:

  1. В 1993 году был зарегистрирован «Первый инвестиционный ваучерный фонд», по адресу: Москва, Стремянный пер., д. 28;
  2. В 2003 году, единогласным решением вкладчиков, фонд был преобразован в ОАО «ПИОГЛОБАЛ», в этом же году организация переехала на новый адрес: Москва, Газетный пер., д. 5;
  3. В 2008 году ОАО «ПИОГЛОБАЛ», был переименован в ОАО «Первый инвестиционный фонд недвижимости МЕРИАН» и расположился по адресу: Москва, Ботанический пер., д. 5;
  4. В 2015 году ОАО «Первый инвестиционный фонд недвижимости МЕРИАН» был преобразован в ПАО «Первый инвестиционный фонд недвижимости МЕРИАН».

Как видно, фонд существует до сих пор и исправно платит дивиденды. Узнать сумму, которую вы можете выручить на свои ваучеры, если обратитесь в организацию (если она снова не переехала), можно на сайте компании:

Читать еще:  Можно ли продавать энергетические напитки несовершеннолетним?

Московская недвижимость

Фонд «Московская Недвижимость», который был зарегистрирован 1993 году в форме ваучерного инвестиционного фонда, работает до сих пор. Акции фонда конвертируются на фондовой бирже ММВБ.

Организация проводила выкуп акций с 2009 по 2013 год. Фонд осуществляет инвестиции в коммерческую недвижимость. И хотя дела у фонда не совсем удачны, на фондовой бирже акции продаются по очень низкой цене (соответственно ждать больших прибылей не стоит).

Если вы являетесь владельцем акций и не успели их продать, то вы можете сделать следующее:

  • Продать свои акции на вторичном рынке;
  • Найти самостоятельно покупателя акций;
  • Если вы не хотите возиться с продажей акций, вы можете получить с них дивиденды, для этого достаточно оставить заявку на сайте: Правда, суммы дивидендов более чем скромные.

МММ-инвест

Ваучерный инвестиционный фонд «МММ-инвест» был создан в 1994 году. В наше время он благополучно переименовался в ОАО «ИК Русс-инвест» и успешно работает на фондовой бирже.

Сегодня ОАО «ИК Русс-инвест» занимается брокерскими услугами, предоставляет возможности обучения биржевой торговли. Компания является акционером огромного количества успешных российских и зарубежных компаний.

Для обладателей ваучеров «МММ-инвест», а ныне ОАО «ИК Русс-инвест», инвестиции оказались вполне удачными. Акции этой организации котируются на бирже по неплохой цене. Вы можете продать свои акции или получить дивиденды.

Как узнать, куда вложен ваучер?

Юмашев рассказал, как Путин получил работу в Кремле

World Athletics приостановила восстановление Всероссийской федерации легкой атлетики

Минкульт предложил ограничить долю показа одного фильма в кинотеатрах до 35%

Британские консерваторы хотят повысить налог на недвижимость иностранцев

СМИ: Абрамович не будет продавать «Челси»

Иран заявил об успешном испытании собственной системы ПВО

«Яндекс» подал в суд на ФАС после обвинений в незаконной рекламе

«Локомотив» победил «Тамбов» в матче РПЛ

Суд признал незаконной аренду охотничьих угодий крымского заказника

В Коми на ректора университета завели три уголовных дела

ВТБ увеличит финансирование проектов Арктики до 1 трлн рублей

Биткойн упал до шестимесячного минимума

Андрей Келин приступил к обязанностям посла России в Великобритании

«Винзавод», Artplay, «Флакон» и «Фабрика» объединились в союз

ФАС хочет оштрафовать МГТС за недостоверную рекламу

Подробно

&nbsp Вопрос недели

Где ваш ваучер?

Пять лет назад населению страны раздали в равных частях госсобственность. Взять ее рискнули не все.

Анатолий Чубайс, первый вице-премьер России. Мы с женой обменяли свои ваучеры на акции Первого ваучерного фонда. Так что теперь мы владеем там некоторым количеством акций.

Михаил Чеботарев, директор Первого ваучерного фонда. Я всегда боялся услышать от журналистов этот вопрос. А все потому, что я так и не получил ваучер.

Сергей Юрский, актер. Вот вы-то мне и напомнили, куда я дел ваучер. Я, как секретарь СТД, последовал призыву Союза театральный деятелей вложить ваучер в какую-то международную организацию под названием “Театр”. Ничего более о его дальнейшей судьбе мне не известно.

Александр Шохин, лидер фракции “Наш дом — Россия”. Ваучером распорядилась жена. Она отнесла все ваучеры в какую-то популярную тогда структуру типа “Олби”, причем не советуясь со мной, просто под впечатлением огромных очередей, которые выстраивались тогда на улицах Москвы. И, конечно, наши ваучеры просто пропали.

Борис Березовский, замсекретаря Совета безопасности. Вложил в AVVA. И считаю, что очень выгодно. Вернее, знаю, что очень выгодно.

Татьяна Миткова, ведущая программы “Сегодня”, НТВ. Ваучер, как сейчас помню, был, но куда делся, не знаю. Где-то дома валяется. Точно знаю, что мы никуда не вкладывали.

Сергей Егоров, президент Ассоциации российских банков. Мой ваучер лежит в столе. Ну что на эти 10 тысяч купишь? Тем более что на момент выхода чеков в России не было развитого фондового рынка и серьезного акционирования предприятий. А вообще-то мера была верной, но не совсем правильной по форме.

Михаил Кожокин, зампред правления ОНЭКСИМбанка. Оставил на память. Я историк по образованию, а это часть истории моей страны.

Алексей Венедиктов, ведущий радиостанции “Эхо Москвы”. Я его не получал. Исключительно по лени. Не дошел просто, да и не придавал этому значения. Несколько раз мы с Чубайсом касались этой темы, и каждый раз я ему говорил: “Я вам, Анатолий Борисович, ничем не обязан. Я ваш ваучер не получал”. А он отвечал: “Ну и напрасно”. Может быть, был прав. Если бы я вложил ваучер, скажем, в “Известия”, то это им — при известных уже обстоятельствах — обошлось бы как минимум в две “Волги”.

Читать еще:  Человек вышел из декрета какой инструктаж проводится первичный или повторный?

Григорий Явлинский, лидер фракции “Яблоко”. Мой ваучер дома. Храню, чтобы показать потом внукам. Это хороший пример того, как можно экономически абсолютно неэффективно и политически безграмотно проводить приватизацию.

Виктор Агроскин, вице-президент “Ринако-Плюс”. Родители решили, что нам надо купить акции “Норильского никеля”. Акций мало, но стоят они вроде бы прилично — долларов 20.

Борис Федоров, депутат Госдумы. С точки зрения финансиста что-либо делать с этой бумажкой было бессмысленно. Дома лежит мой ваучер. Я обещал Анатолию Борисовичу и другим идеологам ваучеризации, что время от времени буду им показывать свою долю в национальном богатстве. Впрочем, надо отдать должное Чубайсу, что он все-таки смог провести ваучеризацию, и результаты оказались даже лучше, чем предполагали многие специалисты.

Елена Боннэр. Мы с сестрой отдали ваучеры в Московский пенсионный фонд, если не путаю название. Так решила сестра, куда более практичная, чем я. Вообще мы вначале отнеслись к этому весьма серьезно. По прошествии времени получили уведомление, что если внесем еще немалую сумму денег, то получим добавку к пенсии. Этого мы уже делать не стали.

Евгений Юрьев, президент инвестиционного банка “Атон”. Свой ваучер я инвестировал в собственное дело. Ваучер стал первой ценной бумагой для россиян, которая продемонстрировала не только возможности, но и риски фондового рынка. Люди ожидали слишком многого. Некоторые могут сказать, что они ничего не приобрели от своего ваучера. Но они ничего и не потеряли.

Николай Петров, пианист. Я отдал ваучер рабочему, который работал у меня, плотничал. А что он с ним сделал, не знаю.

Дмитрий Ольшанский, директор Центра стратегического анализа и прогнозов. Мне стыдно признаться, но я вложил свой чек в “Газпром”. К сожалению, безуспешно. Радует лишь то, что “Газпром” не требует от своих акционеров дополнительных взносов.

Владимир Жириновский, лидер фракции ЛДПР. Мой ваучер лежит дома. Храню его как память о грандиозной афере, которая оказалась, правда, всего лишь очередным — после гайдаровских реформ — этапом в ограблении народа.

Эдуард Грушенко, вице-президент НК ЮКОС. Валяется где-то мой ваучер. Так никуда я его и не вложил.

Александр Проханов, главный редактор газеты “Завтра”. Я отдал ваучер жене. А она его всунула в какую-то то ли компьютерную, то ли электрическую компанию. На этом мои воспоминания о ваучере обрываются. Когда вижу Чубайса, задумываюсь: куда я дел ваучер? Вот в него обратно и дел.

Николай Подузов, председатель правления ОПМ-банка. Я, как и тысячи сограждан, вложил свой ваучер в “Гермес”. Дальнейшую его судьбу, думаю, проследить несложно. Впрочем, особых надежд на чудесное превращение приватизационного чека в “Волгу” у меня никогда не было.

Сергей Малышев, зампред правления банка “Нефтяной”. За приличные деньги продать тогда этот чек было затруднительно, что в какой-то степени и определило решение вложить его в один из открывшихся чековых фондов — “Альфа-капитал”. Определенный оптимизм внушает лишь то, что этот инвестиционный фонд не разорился. Повторись все сначала, думаю, я вряд ли принял бы иное решение.

Егор Гайдар, директор Института экономических проблем переходного периода. Я вложился в акции “Газпрома”.

Геннадий Зюганов, лидер фракции КПРФ. Жена вложила ваучеры в акции завода, на котором работала. Завод, к сожалению, разорился.

Алексей Митрофанов, председатель комитета Госдумы по геополитике. Наверное, где-то дома лежит. Я вообще не обратил на эту бумажку внимания. Было ясно, что нельзя раздать собственность всем. Вот и надо было цинично сказать правду: собственниками станут очень немногие — самые быстрые и шустрые. Все не могут быть чемпионами.

Александр Минкин, главный редактор журнала “Лица”. Мой ваучер где-то дома. И там же ваучер жены. Помимо всех моих претензий к Чубайсу мне бы с него еще 50 рублей получить, новыми. За каждый ваучер мы тогда по 25 рублей заплатили. А в те времена на 25 рублей можно было вполне прилично пожрать.

Серегей Калашников, председатель комитета Госдумы по труду и социальным вопросам. Я вообще не получал этой бумажки. Где сейчас мой ваучер не знаю, хотя было бы интересно узнать, что с ним стало. С другими, которые вложились, проще — они знают, что их ваучеры куда-то исчезли. Собственно, этим и закончилась ваучеризация. Ваучеры испарились.

Читать еще:  Коды оквэд для сервисного центра по ремонту компьютеров, телефонов, планшетов ноутбуков.

Дмитрий Бакатин, управляющий директор компании “Ренессанс-Капитал”. Я поместил ваучер в красивую рамку и повесил его в библиотеке той юридической фирмы, где тогда работал. Там обычно собиралось на совещание руководство фирмы, и коллеги восхищались тогда смелостью поступка. Вскоре, правда, ваучер украли. А я, по иронии судьбы, работаю теперь в инвестиционном банке.

Юрий Рост, журналист. Ваучер. Вам нужен? Он у меня лежит.

Что делать с акциями купленными на ваучеры

Что делать с акциями купленными на ваучеры в 90-х годах прошлого века.

Тогда проводилась приватизация государственного имущества. То есть все, что принадлежало государству делилось между жителями страны. Для этого всем были выданы ваучеры.

Эти ваучеры владелец мог обменять на акции какой-либо компании. И, таким образом, получить в собственность кусочек «общего пирога».

С тех пор у многих хранятся красивые бумажки – акции или сертификаты предприятий. В то время как сами предприятия исчезли вскоре после окончания приватизации.

Что делать с акциями купленными на ваучеры

Можно хранить их как памятник финансовой неграмотности большей части жителей СССР. А можно узнать – полагается ли какая-либо компенсация за полученные убытки. Вдруг «шкурка стоит выделки»?

Где получить информацию о возможной компенсации

В 1995 году был создан Федеральный общественно-государственный фонд по защите прав вкладчиков и акционеров.

У этого Фонда есть отделения в различных регионах страны. В каких именно, можно узнать на его официальном сайте fedfond.ru.

Так вот, этот Фонд и производит выплаты акционерам, получившим ущерб на финансовых и фондовых рынках. При этом, ущерб должен быть получен от компаний, нарушивших законодательство РФ .

Там же, на сайте, есть большой список – реестр таких компаний.

Эмитент ваших ценных бумаг есть в реестре Фонда

Вы нашли в реестре Фонда организацию, выпустившую ваши акции. Тогда следует продолжать «работать» в этом направлении:

  • посмотреть наименования документов, которые должны быть у вас. Список их есть в том же реестре
  • кроме этого, вы должны быть гражданином России.

Посмотрите на сайте в разделе «Как получить компенсацию» кому НЕ выплачивается компенсация. Это акционеры:

  • ЧИФов
  • банков
  • организаций, не исключенных из ЕГРЮЛ. Такие организации считаются действующими, даже, если не ведут никакой деятельности.

Все эти «препоны и рогатки» не имеют отношения к вам? Отлично. Тогда нужно зарегистрироваться на получение компенсации. Делается это в своем региональном отделении Фонда (из списка на сайте).

Если вашего региона в списке нет, то регистрация оформляется в самом Фонде в Москве.

Документы для регистрации в Фонде

Перечень документов в общем случае включает:

  • паспорт и его копию
  • оригиналы и копии финансовых документов – акций, сертификатов, подтверждений внесения денег
  • реквизиты вашего счета в банке для перечисления компенсации.

Дополнительные документы нужны для:

  • ветеранов Великой отечественной войны
  • граждан, подававших документы в суд
  • граждан, подававших документы в ликвидационную комиссию.

Размер компенсации Фондом

Величина компенсации устанавливается Советом Фонда. Она может не полностью возмещать ущерб.

Размер компенсации учитывает деноминацию рубля 1997 года (помните, номинал делили на 1000?). Вот, и здесь уплаченные вами в начале 90-х суммы разделят на 1000.

Компенсации ограничиваются верхним пределом:

  • для ветеранов Великой отечественной войны = 250 000 рублей
  • для остальных претендентов = 25 000 рублей.

При этом никаких индексаций расходов не производится.

Эмитента ваших ценных бумаг нет в реестре Фонда

В этой ситуации можно:

  • провести собственное расследование перемещений эмитента. Отследить его преобразования, слияния, присоединения. Возможно разматывание этого клубка приведет к какой-то реально действующей сегодня компании. В нее и обратитесь за дополнительными сведениями
  • обратиться в Фонд за консультацией через адрес электронной приемной на сайте.

Заключение

Возможно эта цепочка вами, уже, пройдена. Ведь Фонд существует с 1995 года. И вы, уже, определились – что делать с акциями купленными на ваучеры.

Но, может быть, вас и заинтересует эта информация.

Ведь компенсации выплачиваются не только самим акционерам, но и их наследникам.

Но, в любом случае стоит оценить «отдачу». Я имею в виду деноминацию. Ведь после деления на 1000 может выйти сумма, которая не окупит и расходы на транспорт, чтобы доехать до отделения Фонда.

{SOURCE}

Ссылка на основную публикацию