Ухожу служить в армию, забирают во владивосток в вмф, либо в морскую пехоту либо просто на флот. каково там служить?

Кого берут в пехоту, того не возьмут в спецназ

Многие призывники Иркутска , признанные медицинской комиссией годными к прохождению службы, заявляют в военкоматах о своем желании служить в элитных войсках. Но не всегда желание это удовлетворяется, и тому есть свои причины. Какие? Это и решила рассказать “Комсомолка” своим читателям. Заодно разъяснить, кто из призывников и по каким параметрам может быть призван в определенные рода войск, а кто – забракован. Хочешь податься в спецназ – пройди проверку – Желающих служить в элитных войсках становится в последнее время все больше. Но многие из них говорят об этом накануне отправки в часть, когда набор уже завершен. Отбор же призывников в эти подразделения заканчивается за полгода до призыва, – говорит начальник отделения по учету и призыву граждан на военную службу Иркутского областного военного комиссариата Сергей Дьяченко . – Поэтому заявление о желании служить в спецназе нужно подать к нам заранее. Скажем, если срок вашего призыва – осень этого года, уже сейчас сотрудники военкоматов должны знать вас в лицо. Поскольку кроме проверки состояния здоровья, специалистам предстоит проверить ваши морально-волевые и прочие качества. Что еще выясняют? Российский призывник, которого берут служить в элитные войска, – это молодой человек из крепкой и обязательно полной семьи. У родителей не должно быть серьезных проблем и конфликтов. Более того, никто из близких родственников новобранца – будущего спецназовца, морпеха или пограничника – не должен иметь судимостей и других темных пятен в биографии. К темным пятнам по-прежнему относятся и родственники за границей. Ведь во время службы солдат получает доступ к секретной информации, а с этим не шутят ни в одной стране мира. Задолго до призыва в военкомате соберут все сведения о кандидате в элитные войска, о его родственниках, проведут проверку по линии ФСБ и МВД . Обязательно запросят подробную характеристику на призывника с места учебы, разузнают подробности его обучения в школе. Если хотя бы по одному из этих пунктов будет прокол или новобранец состоял на учете в инспекции по делам несовершеннолетних, был замечен в употреблении наркотиков только однажды – попадете в пехоту. Или в танкисты. Но только не в элитные части. Даже если за плечами три сотни прыжков с парашютом. – Последнее слово остается за представителями части, – подытожил Сергей Дьяченко. – Довольно часто случается, что кандидатов в войска специального назначения, вроде бы подходящих по всем характеристикам и несколько лет готовящих себя к такой службе, все же бракуют. Причина того – в самой специфике таких соединений. Бойцы для спецназа, морской пехоты или ВДВ – кадры редкие, их отбирают строго индивидуально. Команды от элитных войск работают по той же методе, что и “охотники за головами”, перекупающие ценные кадры у конкурентов. Сначала мы собираем предварительные данные, потом включаются в работу специалисты из этих подразделений. Смотрит такой на парня – и вычеркивает из списка. Задаешь вопрос – почему? Молчит. Или говорит: “Спецназ работает в тылу врага, а я не поручусь, что этот парень выдержит”. Морпехи или ВДВ ищут тех, кто готов к наступательно-штурмовым операциям. Военные советуют романтикам помнить о том, что киношный образ спецназовца, который крушит врагов направо и налево и может один перебить роту, далек от истины. Войны и конфликты, в которых наверняка примет участие спецназовец, – очень тяжелая, страшная и не всегда благодарная работа. Пограничники работают под крылом контрразведки Чтобы попасть служить на границу, необходимо отличаться от сверстников морально-волевыми качествами и хорошим здоровьем. С июля прошлого года пограничные войска вновь переданы в ведение ФСБ. Эта служба очень жестко следит за отбором кадров, и те, кто идет в “погранцы”, проходят очень жесткую проверку по всем мыслимым и немыслимым каналам. О них все знают еще за полгода-год до призыва. Проводится беседа с родителями будущего пограничника. И окончательно отбирают уже только из проверенных кадров. Единственная поблажка, которую дают пограничнику, – это рост. У пограничника он может быть от 155 до 185 сантиметров. Флотские ростом пониже и зрением похуже К тем, кого призывают во флот, требования немного другие. На корабли берут тех, кто пониже ростом, поэтому у всех подводников он до 185 сантиметров. Такая специфика. Берут парней, способных к технике, разбирающихся в средствах связи. Поэтому, даже если зрение до минус единицы, таких смышленых новобранцев смело отправляют во флот, работа для них найдется. Однако остальные требования не менее строгие, чем у пограничников. Причина проста: те, кто служит на флоте, получают первую форму допуска (один из самых высоких уровней секретности). Поэтому криминал даже у дальних родственников перекроет пути на службу в военном флоте. Моряки-иркутяне служат в основном во Владивостоке . ВВС , ракетные и космические войска Требования по здоровью значительно ниже. Берут туда тех, кто проходит по категории годности “Б” – годен с незначительными ограничениями. В общем, тех же, кого берут в пехоту или в артиллеристы. Но служить там престижнее. Соответственно, и призывают туда лучших из тех, кто не попал в элитные подразделения и на флот. Подготовила Ольга ЛИПЧИНСКАЯ. КСТАТИ В спецназ отправляют не больше 1-2% призывников из Иркутской области, иными словами, из восьми тысяч попадает 100-150 человек. В пограничники – до 5%, столько же – во флот. Треть остальных призывников служат в Сибирском военном округе. ВОЗЬМИ НА ЗАМЕТКУ Категории годности к военной службе А – годен (абсолютно здоров, может служить в элитных войсках). Б – годен с незначительными ограничениями (есть некоторые болезни, но службе в армии они не мешают). Призывают во все рода войск, кроме элитных. В – ограниченно годен. Эта формулировка многих запутывает. На самом деле она обозначает, что молодой человек имеет серьезные отклонения в состоянии здоровья. В мирное время в армию служить такого не призовут. Только в случае войны, и то, если будет объявлена всеобщая мобилизация. Г – временно не годен. Это значит, что доктора не могут четко определить состояние здоровья призывника. В этом случае дается отсрочка на полгода, до следующего призыва. Это время молодой человек должен провести на лечении. Д – не годен. Кого берут в десантники, спецназ, ВДВ, морскую пехоту Рост 170-185 см. Вес – не более 90 кг. Зрение и слух – идеальные Хорошая физическая подготовка Отсутствие хронических заболеваний

Читать еще:  Какое кол-во часов должна отработать женщина в месяц?

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

“Армия учит тому, что инициатива наказуема”: солдат о службе в ВМФ

Во вторник, 15 ноября, в России празднуется День призывника. По этому случаю телеканал «360» спросил у недавнего призывника и уроженца Раменского района о службе. Молодой человек рассказал, что стоит брать с собой в военкомат, чему учит армия и как можно из Подмосковья попасть на Северный морской флот. По понятным причинам, имя и фамилия собеседника не указываются.

Как я оказался в армии

В армию я пошел в 22 года: нужно было на работу устраиваться, а без военника (военный билет — прим. «360») туда, куда я хотел, не брали. И я решил, что хватит уже от армии бегать и сам пошел. Тем более, что в местном военкомате мне слезно обещали, что служить я буду рядом с домом и смогу в «увал» (увольнительную — прим. «360») домой уходить.

Отвезли нас в распределок (распределитель — прим. «360») — я уже толком и не помню, где это было — и там спрашивали, куда я хочу, в ВДВ или в ВМФ. Так как высоты я боюсь и ВДВ — это не по мне, то я выбрал морфлот. По здоровью и по всем остальным параметрам я туда проходил. Мне сказали в итоге — Североморск (город расположен на Кольском полуострове, в 25 км к северо-востоку от Мурманска — прим. «360»). Я сначала пытался найти такой город в Подмосковье, вспоминая обещания военных комиссаров про службу рядом с домом, но, разумеется, никакого населенного пункта рядом со столицей с таким названием нет. Что, в общем-то, логично. После двух суток в поезде стало очевидно, что в «увал» домой на выходные я точно не попадаю.

Что брать с собой на службу

Я с собой взял только бритвенный станок, причем одноразовый, потому что мне сказали, что там все сначала отбирают. И взял еще дешевый телефон, чтобы не обидно было, если украдут или заберут. Ну и документы, зубную пасту, щетку и трусы с носками на всякий случай. И больше ничего не брал. У тех, кто с собой набрал много всего, все и разобрали на «распределке» (распределитель — прим. «360»).

«Учебка»

«Учебки» как таковой у нас не было. Хотя это странно: когда посылают служить на корабль, то первые полгода надо пройти некое обучение. У нас был курс молодого бойца в течение месяца — это скорее было похоже на физподготовку. А по сути мы вливались в процесс субординации, «физуха» была, бегали постоянно, маршировали. Потом уже — сама служба. Как на подиуме мы стояли все вместе перед командирами кораблей, и нас выбирали, «покупали», в общем. Попал я на большой десантный корабль «Георгий Победоносец», который на тот момент находился в доке. Там мы с первых дней начали «пахать».

С чего начинается служба

Именно когда нас с зеленой формы солдатской одежды в моряки переделали, переодели в морскую форму одежды, я и попал в док. Там мы по началу ремонтировали корабль, где-то недели две. Потом был первый наш выход в море — отправились в Североморск, где была бригада десантных кораблей. Сначала были пробные выходы — посмотреть, как все отремонтировано.

Стоит отметить, что там был полярный день, а я до армии в основном ночью активный образ жизни вел. И было достаточно напряженно два месяца не видеть ночи вообще. Потому что в казармах были. А вот на корабле комфортнее — внутри корабля, понятное дело, темно. Потом нас отправили в Балтийск на учения «Запад-2013» с белорусами. Наше задачей было БМПешки (боевые машины пехоты — прим. «360») высадить с воды, чтобы они десантировались, до земли дошли, а там у них уже свои были стратегические задачи. Мы все отрабатывали очень долго. И потом нас уже отправили в другие места — например, в Новороссийск. По пути туда мы заходили в Португалию на пару суток. Это был первый случай в истории российских десантных кораблей, когда нас принимал португальский порт. Там мы запаслись водой, топливом.

Обязанности матросов

На самом деле, когда я шел на корабль, я вообще не понимал, что там можно делать. Я-то думал: море, все на палубе, солнышко, все празднично, отлично. Но ничего подобного: когда корабль находится в море, у всех свои обязанности. У меня, например, была должность минера. Десантный кораль несколько функций выполняет. Первая — транспортировка БМП или танков в боевое время, вторая — сбрасывание мин в воду, чтобы контролировать локально подступы к берегу. Но так как боевых действий мы никаких не несли, то у меня даже не было материальной части. И поэтому я выполнял все подряд. Меня там писарем записали, так как я в ладах с компьютером.

В море самом постоянно отрабатывались тревоги. Мы отрабатывали задачу затопления корабля и поступления огня. Звучит тревога (обычно это было во время перерыва в смену), все занимают свои боевые посты и каждый выполняет определенную функцию. Все это у каждого моряка записано в книжке «Боевой номер».

Быт на корабле и еда

На корабле свой рацион, все по ГОСТу прописано. Но часто бывало, что что-то заканчивалось: как раз когда мы шли в Балтийск, у нас практически закончилась провизия и питались мы гречкой на завтрак, обед и ужин. И еще, в отличие от сухопутных войск, моряки едят четыре раза в день. Есть еще вечерний чай, грубо говоря. Когда мы ходили в море, сами хлеб пекли. Это логично: больше трех суток хлеб не продержится. Была даже вахтенная должность — пекарь, который всю ночь пек хлеб на весь личный состав в 140 человек.

Читать еще:  Кто вправе получить компенсацию на ритуальные услуги от сбербанка?

Отношения внутри коллектива

Тут все просто. У нас, как и везде, есть так называемая вертикаль власти. То есть командиру бригады от верховного главнокомандующего поступает приказ — он приказал всем командирам кораблей. Они передают приказ своим офицерам, офицеры — мичманам, мичманы — контрактникам, а контрактники — нам. А нам уже не на кого это скидывать, потому что мы несчастные срочники. Как таковой дедовщины, в принципе, не было — что мы пришли, что кто-то на полгода раньше. Мы — срочники, и не то чтобы о нас ноги вытирали, но нам уже не на кого скинуть любую задачу. Это вынуждало нас сплотиться и действовать сообща.

Армия — школа жизни. Или нет?

Это палка о двух концах. Если бы я все это время не служил, а работал, то, понятное дело, и по финансам и по всему остальному выиграл бы больше. Но в армии нет ни мамы с папой, ни родственников, там сам на себя полагаешься и учишься жить в коллективе. Армия меня, как минимум, научила тому, что инициатива наказуема. И все. Единственное, что слегка напрягало, — делать масштабно в армии, в принципе, нечего. За счет этого там работает принцип: важен не результат, важен процесс. Нужно убивать время. Порой это доходило до абсурда., когда мы то в один цвет красили корпус корабля, то в другой. Это такие задачи, которые не рациональны и нелогичны.

«Рабочка» в боксах, армейская учеба и шведский стол: быт морпехов Владивостока на территории воинской части (ФОТО; ВИДЕО)

Подъем, утренняя зарядка, заправка кроватей, завтрак, построение, а после — учебные занятия и обслуживание техники. Таковы повседневные армейские будни в отдельной бригаде морской пехоты Тихоокеанского флота во Владивостоке. В преддверии Дня защитника Отечества корреспонденты VL.ru побывали в воинской части и узнали, как несут службу «черные береты» вне учений, стрельб и полевых выходов.

Вместо «Доброе утро» – команда «Рота, подъем!»

05.59 на часах, бойцы десантно-штурмовой роты отдельной бригады морской пехоты ТОФ еще крепко спят в казарме. Однако через минуту дневальный – матрос суточного наряда – подает команду: «Рота, подъем!». Вот так начинается новый, очередной день службы: военные вскакивают c кроватей и спешно готовятся к защите Родины.

После подъема все быстро одеваются, бойцов ждет утренняя физическая зарядка – то самое время, чтобы взбодриться по-настоящему: летом – с пробежкой по территории части и на турниках, а зимой, если непогода, физические упражнения разрешают выполнять в казарме. Далее – умывание, кто-то даже успевает принять душ.

Затем начинается застилание кровати, это особая армейская наука. На идеально заправленной «шконке» ничего не должно свисать, а потому их не просто заправляют, а бережно и тщательно укутывают. Одеяла натягивают поверх матраса, словно струны, а его углы бойцы равняют специальными дощечками, которыми после придают квадратные формы и подушкам, лицевое полотенце должно висеть на дужке, строго на расстоянии двух пальцев со стороны выхода.

Каждое утро проходит осмотр личного состава, его проводят сержанты и старшины. Они следят за тем, чтобы каждый боец выглядел, как подобает: побрит, подстрижен по уставу – коротко, сзади на шее обязательно должен быть «кантик», так военные называют четкую линию между волосами головы и выбритой шеей. Подшивать подворотнички бойцам здесь уже не надо – новая форма ВКБО, заменившая камуфляжи от Юдашкина, их не предусматривает. Тем не менее требование следить за чистотой формы одежды никто не отменял, берцы должны быть начищены до блеска. Тем, кто не выглядит, как подобает, сержанты дают указания привести себя в порядок.

После осмотра военные строем шагают на завтрак. В столовую заходят по команде, снимая в помещении головные уборы. После приема пищи военнослужащие маршируют на построение, или так называемый развод. На плацу командир бригады строит личный состав и после отправляет на занятия, где будут находиться военнослужащие в течение всего дня. На одних занятиях военные отрабатывают тактику ведения боя, на других – занимаются физподготовкой, также углубленно изучают дисциплины по своим военно-учетным специальностям, не обходится и без хозяйственных работ и обслуживания техники. Как и во всех воинских частях, офицеры здесь считают, что боец должен быть всегда чем-то занят. Отбой в воинской части в 22.00.

Наводим порядок в парке техники

Порядок и чистота – важнейшие стороны жизни в воинской части. И «наводить красоту» – обязанность любого матроса, причем делать это необходимо не только в казармах, но и в парке военной техники. На днях из-за снегопада в бригаде морпехов части слегка замело проезд к боксам, где стоят боевые машины пехоты. Чтобы расчистить участок, защитникам Родины приходится как следует поработать лопатой. Всего пара десятков минут – и боевые машины могут выезжать.

Среди попавших на «рабочку», как называют занятие сами военные, – матрос Александр Васильев из десантно-штурмовой роты отдельной бригады морской пехоты ТОФ призвался из Якутии, имеет высшее образование, боец учился по направлению «Прикладная информатика».
По словам военного, когда пришла повестка, «косить» от службы у него не было мысли.

«Мужчине надо служить! Я отучился и в армию пошел… В дальнейшем планирую пойти на второе высшее, хочу работать в МЧС. В армии я больше всего скучаю по дому, а так никаких тягот я не испытываю», – делится своим мнением Александр.

Внутри боксов сейчас кипит работа – шум двигателя БМП-2 заглушает голоса находящихся там бойцов. Командир и наводчик-оператор прибираются в башне БМП-2, у механика-водителя – матроса Германа Попова – не менее ответственное занятие: боец прогревает двигатель, зимой эта процедура необходима ежедневно во избежание каких-либо поломок.

Читать еще:  Как выбить долг если есть расписка?

«Мы каждый день приходим в боксы, запускаем котлы подогрева двигателя, чтобы он прогревался и запускался без проблем. Сам процесс длится около 20 минут», – говорит военнослужащий.

По словам заместителя командира взвода десантно-штурмовой роты отдельной бригады морской пехоты ТОФ сержанта Дмитрия Картавцева, бойцы обслуживают технику ежедневно, чтобы поддерживать ее в рабочем состоянии.

«Это нужно в первую очередь для того, чтобы по команде техника в любой момент могла завестись и выехать из парка. Соответственно, личный состав ежедневно наводит порядок в самих боксах и в БМП. Занимаются этими работами сами члены экипажа – командир, наводчик-оператор и механик-водитель», – рассказал военный.

После работ в парке, в полдень, сержанты и матросы идут в столовую на обед.

Шведский стол в российской армии

С момента введения аутсорсинга в бригаде морской пехоты ТОФ во Владивостоке, как и в остальных частях, существенно изменилась система питания. Причем, как отмечают сами военные, только в лучшую сторону.

Теперь матросы освобождены от обязанностей по приготовлению еды, этим занимаются профессиональные повара. По словам военных, качество блюд в воинской части улучшилось в разы, но более важное изменение – разнообразие питания. В частности, в обеденное время бойцу предлагают на выбор два супа, два «второго», два салата, компот или сок, появился здесь и салат-бар, где можно взять овощи на выбор. Сегодня здесь разложены соленые огурцы и помидоры, салат из моркови, нарезанный лук, также есть кабачковая икра.

Еще одним нововведением в столовой стало внедрение системы электронного контроля за питанием. На раздаче под потолком закреплены два информационных терминала со специальными биометрическими датчиками. Каждый боец, который подходит за едой, прикладывает палец на панель, которая считывает отпечатки военнослужащих и вносит его имя в общий список посетивших столовую за время приема пищи. Эта система, по словам военных, позволяет контролировать посещаемость личного состава. В случае, если система по какой-либо причине не будет функционировать, пришедших на завтрак, обед или ужин будут отмечать по старому порядку – в журнал.

Спорт во время досуга

Есть в расположении части и специально отведенное место для занятий спортом. Любой военный в перерывах между занятиями, в личное время, может надеть перчатки и побоксировать с товарищем, выполнить жим лежа от груди или поотжиматься на брусьях. Прямо в казарме есть все для поддержания физической формы: гантели и гири, штанга и брусья, а также боксерская груша.

По словам военнослужащих, в последнее время в роту стали идти служить военные со спортивным образованием. Один из них – матрос Олег Давыдов – выучился на физкультурника и после того, как попал на службу по призыву, решил остаться в армии на контрактной основе. На турниках этот парень даст фору многим из своего подразделения.

Работа военных психологов

Проводят занятия с военными и штатные психологи. Их работа заключается в том, чтобы с определенной периодичностью тестировать личный состав для допуска к несению службы с оружием.

Как рассказала корреспонденту VL.ru ведущий психолог группы психологической подготовки бригады морской пехоты Лайма Эрнстсон, для того чтобы выяснить, находится ли в «группе риска» кто-либо из личного состава, психологи проводят с ними занятия. На них военные заполняют специальные анкеты, а также решают стандартизированные тесты-опросники.

«В армии психологическое состояние у людей, как и в обычной жизни, динамичное, поэтому мы периодически проводим специальный тест со срочниками, контрактниками и офицерами. Определяем, какова у них нервно-психическая устойчивость. На случай, если военный не проходит тест и предполагается, что в настоящее время он психически неустойчив, его повторно отправляют на беседу к психологам, ставят в специальную группу “динамики” и наблюдают за ним в течение определенного периода», – рассказала специалист.

О воспитании мужчин

Заместитель командира взвода десантно-штурмовой роты сержант Андрей Фисенко был призван в 2012 году, на «срочке» понравилось и решил пойти служить по контракту. Он рассказывает, что изначально шел в армию целенаправленно и с горячим желанием служить.

«Плюсы службы в том, что успеваешь повидать много интересного. Наша часть регулярно участвует в учениях: мы выезжаем на полигоны, стреляем из стрелкового оружия и боевой техники. Прошлым летом отлично настрелялись на учениях в Китае, это были маневры огромного масштаба. Мы отрабатывали наши навыки по высадке десанта на берег, горной подготовке и стрельбе. Китайцы со своей стороны для нас еще и концерты устраивали, много повидал, было интересно.

В личном составе у нас профессионалы, многие, кстати, – участники соревнований “Суворовский натиск”… Также наша рота совершает и парашютные прыжки. Я – парашютист-отличник, у меня уже 13 прыжков», – говорит сержант.

Говоря о проблеме неуставных отношений, сержант отмечает: «У нас их просто нет! Мы, сержанты, над этим всегда работаем. Вносят свой вклад “офицеры-воспитатели”, психологи, а также наш командир – капитан Юрий Борисов. Поэтому проблема неуставных отношений у нас в роте сведена к нулю!

Не нужно бояться идти в армию. Сейчас многие глупости говорят, что год терять и прочее. Это не потеря времени, это становление мужчины. Он придет сюда мальчиком, а уйдет мужчиной!»

Интервью с врио командира бригады морпехов Владивостока подполковником Александром Зюбой читайте на VL.ru

Справка:

Отдельная бригада морской пехоты Тихоокеанского флота – одна из самых элитных воинских частей в Приморском крае. Ранее соединение «черных беретов» Владивостока было известно как 55-я дивизия. Ее военнослужащие не раз проявляли мужество и героизм. В 1995-м участвовали в штурме Грозного, пятеро «черных беретов» были удостоены звания Герой России (посмертно).

Отличились владивостокские морпехи и в 2010-м. Они освободили захваченный в Аденском заливе сомалийскими пиратами танкер «Московский университет».

Сейчас бойцы воинской части регулярно принимают участие в учениях и международных армейских играх, выезжают «в поля» на стрельбы, отрабатывают высадку десанта с моря и воздуха, также обеспечивают безопасность судоходства в разных районах Мирового океана.

Максим Тихонов (текст), Сергей Орлов (фото), Алексей Корчагин (видео)

{SOURCE}

Ссылка на основную публикацию