На кладбище упало дерево и погнуло оградку. кто то должен за это ответить?

«За аварийные деревья на могилах отвечают родственники усопших»

«За аварийные деревья на могилах отвечают родственники усопших»

Читать все комментарии

— Если дерево растёт в ограде могилы, следить за его состоянием должно лицо, ответственное за данное захоронение. Это прописано в правилах благоустройства. То есть вы сами должны организовать спил дерева на могиле своего родственника, если оно вам мешает. Договориться можно с кем угодно: с промышленными альпинистами; вышку подогнать, если рядом проходит дорога, и т. д. Единственное — о производстве таких работ надо поставить в известность коменданта кладбища.

Если дерево растёт вне ограды, то за него несёт ответственность «Администрация городских кладбищ». Но мы спиливаем деревья, только если они действительно аварийные и представляют угрозу: если дерево наклонилось, повисло на соседнем дереве и т. д. Это необходимо согласовывать с управлением экологии. Оно должно прислать специалиста, который оценит состояние дерева — аварийное ли оно, сухостойное или ещё какое-то. Только после этого мы можем его спилить. Здоровые деревья, которые никому не угрожают, мы трогать не имеем права. Сейчас очень высокие штрафы за самовольно спиленные деревья: порядка 80 тысяч рублей за каждый ствол.

От редакции. Любимые читатели! Вы профессионально разбираетесь в том или ином вопросе? У вас есть своя точка зрения по актуальным для воронежцев проблемам? Присылайте своё мнение по электронной почте на адрес moe@kpv.ru. Обязательно укажите в теме письма название рубрики «Мнение» и не забудьте оставить координаты для обратной связи.

Самое читаемое

Сетевое издание «МОЁ! Online»
(перевод – «МОЁ! Прямая линия»)

Сетевое издание, зарегистрировано 30.12.2014 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС77-60431 от 30.12.2014 г.

Учредитель: ООО «Издательский дом «Свободная пресса»

Главный редактор редакции «МОЁ!»-«МОЁ! Online» — Ирина Викторовна Булгакова

Редактор отдела новостей «МОЁ! Online» — Александра Васильевна Грицаева

Адрес редакции: 394049 г. Воронеж, ул. Л.Рябцевой, 54

Телефоны редакции: (473) 267-94-00

Мнения авторов статей, опубликованных на портале «МОЁ! Online», материалов, размещённых в разделах «Мнения», «Народные новости», а также комментариев пользователей к материалам сайта могут не совпадать с позицией редакции газеты «МОЁ!» и портала «МОЁ! Online».

Есть интересная новость? Звоните: (473) 267-94-00. Пишите: web@kpv.ru, moe@kpv.ru

По вопросам размещения рекламы на сайте обращайтесь:

или по телефону в Воронеже: (473) 267-94-13

Подписка на новости: RSS

Наш партнёр:
Альянс руководителей
региональных СМИ России

Данные погоды предоставляются сервисом

Все права защищены ООО ИД «СВОБОДНАЯ ПРЕССА» 2007–2019. Любые материалы, размещенные на портале «МОЁ! Online» сотрудниками редакции, нештатными авторами и читателями, являются объектами авторского права. Права ООО ИД «СВОБОДНАЯ ПРЕССА» на указанные материалы охраняются законодательством о правах на результаты интеллектуальной деятельности. Полное или частичное использование материалов, размещенных на портале «МОЁ! Online», допускается только с письменного согласия редакции с указанием ссылки на источник. Все вопросы можно задать по адресу web@kpv.ru. В рубрике «Воронеж официальный» публикуются сообщения в рамках контрактов об информационном сотрудничестве между редакцией «МОЁ! Online» и органами власти. Материалы рубрики «Новости партнёров» публикуются в рамках договоров (соглашений, контрактов) об информационном сотрудничестве и (или) размещаются на правах рекламы. Партнёрский материал — это статья, подготовленная редакцией совместно с партнёром-рекламодателем, который заинтересован в теме материала, участвует в его создании и оплачивает размещение.

В России запрещена деятельность организаций: «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымско-татарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля»; «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».

Читать еще:  Может ли рабочий день превышать 12 часов(если да то какое максимальное количество), если можно то статью из ТК РФ

Второе надгробие повреждено деревьями на кладбище в Брановичах – люди пытаются взыскать ущерб


Жители улицы Спасская пытаются добиться от Слуцкого ЖКХ возмещения за повреждённое захоронение.

В далёком 1998 году погиб глава семейства Николай – во время работ по спиливанию деревьев местного жителя придавило тяжёлым стволом. Не прошло и года, как семья установила на его могиле новый памятник, и 21 мая на плиту упало дерево.

Надгробье оказалось разломано. Кроме этого, дерево разбило плитку на могиле, ограды оказались повреждены и на соседних захоронениях.

  • Тогда на могилах долгое время лежали брёвна. Посмотреть первые фотографии с места можно здесь .

Дочь и вдова считают, что возместить ущерб должно местное ЖКХ или организация, которая занималась удалением деревьев. Они обращались в разные инстанции, писали письма. В результате все службы перенаправляют к местным коммуальщикам, а ЖКХ отвечает, что дерево упало из-за сильного ветра.

У Светланы, дочери захороненного здесь Николая, с собой целая папка с фотографиями и документами.

Местные жители возмущаются: почему раньше деревья не падали? А злополучная берёза сломалась от сильного ветра как раз в тот период, когда на брановичском кладбище проводились работы по удалению деревьев, в непосредственной близости от двух других спиленных деревьев? Женщины полагают, что во время удаления распиловки на могилу могло упасть бревно.

В ответе начальника Слуцкого ЖКХ Николая Воронько говорится: работы по валке деревьев проводились до 17 мая, а 21 мая этого года скорость ветра достигала 15 м/с, что относится к неблагоприятным погодным условиям.

Чуть позже посередине ствола сломалась другая берёза неподалёку, и повредила ещё один памятник. Местные жители считают, что причиной также могла стать неосторожность вальщиков. В качестве доводов они говорят, что на многих деревьях по близости стоят метки под удаление – работы продолжились после 17 мая, и до сих пор не закончились. На кладбище валяются не убранные брёвна.

Смотрящий за кладбищем Михаил в разговоре с корреспондентом SlutskGorod выразил уверенность, что причиной повреждений стал сильный ветер.

— Нашей вины тут нет, после того [как удалялись деревья] была буря. В этом году должны были выпилить 28 деревьев, уже выпилили 20, — рассказывает смотрящий. — По второму дереву, где повреждена ограда – тоже был ветер, человек уже в курсе и написал, что не имеет претензий. 55 берёз, 14 клёнов, 6 тополей -75 деревьев [было] на кладбище, посчитайте, сколько это финансов надо.

— Вы хотите, чтобы на голову кому-то упало? — возмутилась Светлана. — Раз намечены, почему они до сих пор не спилены? Мы звонили в МЧС, и нам сказали: раз деревья признаны аварийными, их обязаны спилить.

Женщины считают, что даже если деревья упали из-за ветра, ЖКХ не удалило их вовремя, и теперь обязано возместить ущерб. Если не всю сумму, то хотя бы половину.

Светлана добавила, что ходила на приём к начальнику управления ЖКХ Миноблисполкома Александру Яхновцу.

— Яхновец видел фотографии и сказал, что этой веткой могилу и ограду так не разобьёшь – этот разговор слышал сам Воронько. Даже если бы она ударила, на ветке были бы следы, ободрана кора. Но под памятником ветка была целая, — возмущается она. — Мы недавно отдали 1600 рублей за благоустройство могилы, неужели снова должны платить такие деньги?

И ещё порядка тысячи долларов стоит независимая экспертиза, добавляет Светлана.

— Раньше не было на балансе ЖКХ, всё было в порядке, пришло ЖКХ, и всё стало крушиться, — добавила другая жительница. — В деревнях сельсовет нанимает работников и полностью выпиливает на кладбище все деревья. А тут уже два года всё стоит на балансе ЖКХ, и они не могут ничего сделать. Наметили, часть спилили, и как только побили памятники – сразу работы прекратились. Два сломанных ветром дерева – и две могильные плиты. Как так?


Корреспонденту SlutskGorod удалось дозвониться на «прямую линию» начальнику Слуцкого ЖКХ. Николай Воронько заверил, что о второй повреждённой могиле он не знал – с этим вопросом к нему никто не обращался. Но про случай на могиле отца Светланы он помнит.

Читать еще:  Открытие ип для гражданина армении

— Я считаю, что там нашей вины нет, приезжал начальник управления [Яхновец], [Светлана] была на приёме. Я готов даже возместить, если окажется, что мы виновны. Но для этого нужно решать вопрос в судебном порядке, — ответил руководитель.

Светлана подтвердила, что Николай Воронько говорил о готовности возместить ущерб через суд. Но услуги юристов и экспертов стоят немалых денег – стоит ли браться за судебное разбирательство с учётом всех затрат?



Впрочем, Светлана фиксировала все следы на камеру мобильного телефона.

Родители требуют 600 миллионов компенсации за погибшую из-за упавшего дерева дочку

– Мы до сих пор с женой не можем оправиться после этой трагедии. И время не лечит, как думают многие… Самое страшное для родителей – похоронить собственного ребенка. Нашей Анечке было всего два годика, ей бы жить и жить, никто даже представить не мог, что жизнь нашей малышки оборвется так нелепо, – голос 27-летнего Ильи Россо дрожит, когда он вспоминает, чем закончилась Радуница для его семьи 3 мая 2011 года.

В тот день молодая мама Анастасия с дочками-близняшками приехала на родину в деревню Деревное Столбцовского района. Вместе с девочками женщина пошла на старое деревенское кладбище проведать предков. Не успели зайти за оградку, как на маленькую Анечку и ее маму упала сухая сосна. Уже через несколько минут на место происшествия примчался Илья вместе с тестем.

– Мы подхватили Аню на руки, сначала поехали в местную деревенскую больницу. Там с порога услышали: «Врачей нет, езжайте на Столбцы ». Жене резко стало плохо, она начала терять сознание, перестала видеть, так как удар дерева пришелся по голове . В общем, повернули на райцентр, навстречу нам уже выехала скорая помощь. Анечка умерла прямо в машине медиков, а Настю положили в реанимацию, – вспоминает Илья Россо.

На похороны девочки молодую маму врачи отпустили под расписку – от удара ей раздробило предплечье, состояние было тяжелым. Теперь в руке Насти стоит пластина, женщина до сих пор вскакивает по ночам и плачет от испуга.

Злополучное дерево уже давно нужно было спилить, но на это не было денег

После ЧП Столбцовская прокуратура стала проводить проверку, но затем отказала в возбуждении уголовного дела «за отсутствием состава какого-либо преступления». Однако с этим решением не согласилась Минская областная прокуратура и отправила дело на дополнительную проверку. Правда, в итоге дело все-таки закрыли.

– В ходе проверки установлено, что указанное кладбище не было закреплено за специализированной организацией, которая и должна была бы заниматься благоустройством территории, в том числе осуществлять спил ветхих деревьев. (…) Работы по санитарной очистке и благоустройству территорий мест погребения проводились гражданами собственными силами на общественных началах, что позволяло поддерживать определенный порядок, однако данная деятельность не может и не должна обеспечивать безопасность и быть направлена на спил ветхих деревьев, так как для этого необходимы специальные навыки и познания, которыми не обладают обычные люди. Из пояснений опрошенных лиц следует, что вышеуказанное сухое дерево еще в начале апреля 2011 года находилось в неудовлетворительном состоянии, оно имело уклон, гниль и визуально производило впечатление опасного объекта, которое могло обрушиться. Более того, как поясняют опрошенные граждане, на данном кладбище и ранее имелись факты падения сухих деревьев, – говорится в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела. – Вопрос спила деревьев на указанном кладбище не решался из-за отсутствия денежных средств, которых не имеется в бюджете райисполкома для оформления всех юридических документов для закрепления каждого кладбища за организациями, расположенными на территории района и могущими обеспечивать надлежащий порядок.

Читать еще:  Что выше: Федеральный Закон или Указ Президента. ?

Выходит, все, как всегда, упирается в отсутствие денег. Именно из-за этого кладбище юридически подвисло в воздухе и не было передано на баланс. Прокуратура даже выяснила: чтобы спилить одно дерево, бюджету нужно 800 тысяч, видимо, этой суммы тогда не нашлось.

Все сухие деревья спилили после ЧП

Сразу после гибели малышки на входе кладбища появилось объявление: «Вход на кладбище запрещен. Могут упасть сухие деревья». А затем быстро нашлись деньги, чтобы спилить старые деревья. И тем не менее, хоть в действиях должностных лиц Деревнянского сельского совета и Столбцовского райисполкома «имелись существенные упущения», однако отсутствовал состав преступления.

– За два года я прошел от районной прокуратуры до Генпрокуратуры и Следственного комитета. Везде получаю одинаковые ответы. Следователи пишут много и красиво, сколько деревьев спилили, какие мероприятия были проведены. Но мне все равно, разве это облегчит мою жизнь? Хочу услышать конкретный ответ: кто несет ответственность за смерть моего ребенка? Когда я приезжал на прием к председателю райисполкома, он сказал, что и так потратил 100 миллионов, чтобы спилить старые деревья и вряд ли я могу рассчитывать на приличную компенсацию. А после произнесенных слов: «Это всего лишь несчастный случай. Почему вы пришли к нам, ведь есть ксендз, и он представитель Бога на земле» – понял: без суда не обойтись. Поэтому несколько месяцев назад обратился в суд, пусть он все-таки разберется, кому принадлежит это дерево, ответчиков два – сельский совет и райисполком. Учитывая моральные и физические страдания, мы попросили выплатить нам 600 миллионов рублей. Надеемся, хоть суд поможет разобраться в этой истории и поставит точку, – говорит Илья Россо.

Видя, как тяжело Насте, муж взял всю переписку с чиновниками и следователями на себя, а теперь вместе с адвокатом ходит на суды. Кстати, во время проверки прокуратура также выяснила, почему деревенская больница не оказала помощь ни девочке, ни ее маме.

– 3 мая 2011 года был выходной день, и согласно графику рабочего времени Деревнянской участковой больницы врачи в выходные и праздничные дни не дежурят, в больнице имеется круглосуточный пункт скорой помощи и пост медсестры в стационаре, – говорится в постановлении прокуратуры Столбцовского района.

КОМПЕТЕНТНО

«Чтобы кладбище перестало быть бесхозным, нужно два миллиарда рублей»

Когда «Комсомолка» дозвонилась до сельского совета, там объяснили: кладбище старое, ему лет 300 уже будет, могилки убирали люди, а сельсовет помогал лишь на добровольных началах, ведь по документам кладбище было бесхозное, и посоветовали обратиться за комментарием в райисполком.

– По закону кладбища передаются и закрепляются на баланс специализированной организации, а сельский совет не является таковой и не оказывает похоронные услуги. В районе есть только одна организация, которая имеет право обслуживать кладбища – это РУП «Столбцовское объединение коммунальных служб». Оформление всех документов требует больших финансовых затрат. В 2011 году посчитали, что это обойдется в два миллиарда рублей. Нужно заказывать и землеустроительные отделы, и сотрудников БТИ… Не так все просто, как кажется на первый взгляд. Поначалу только городские кладбища были закреплены за РУП, остальные 95 на селе никому не принадлежали. Сейчас мы начали приводить документы в порядок. Кстати, кладбище, где погиб ребенок, уже передано на баланс специализированной организации, – прокомментировала « КП » начальник юридического отдела Столбцовского райисполкома Любовь Жибуль.

{SOURCE}

Ссылка на основную публикацию