Предметом рассмотрения в кассационном производстве является?

Статья 401.1. Предмет судебного разбирательства в кассационном порядке

СТ 401.1 УПК РФ

Суд кассационной инстанции проверяет по кассационным жалобе, представлению законность приговора, определения или постановления суда, вступивших в законную силу.

Комментарий к Статье 401.1 Уголовно-процессуального кодекса

1. Производство по уголовным делам, процессуальные решения по которым вступили в законную силу (приговоров, определений и постановлений), в суде кассационной инстанции осуществляется с целью проверки их законности. При этом суд кассационной инстанции, определяя критерий законности приговоров, определений и постановлений, которые вступили в законную силу, должен проверять законность исходя из содержания не только требований ст. 7 УПК РФ, но и требований соблюдения законности других НПА, в частности требований норм УК РФ. Речь в данном случае идет о правильности применения норм уголовного и норм уголовно-процессуального права (вопросы права).

2. Кроме того, проверка законности приговоров, определений и постановлений означает, что суд кассационной инстанции проверяет правильность применения судом первой или апелляционной инстанции, а также органами предварительного расследования не только уголовного и уголовно-процессуального законодательства, но и гражданского и других материальных законов, которые напрямую касаются проверяемых приговоров, определений или постановлений.

3. Проверка законности вступивших в законную силу приговоров, определений или постановлений по содержанию включает:

во-первых, изучение всех материалов уголовного дела и дополнительно представленных новых материалов;

во-вторых, их анализ путем сопоставления имеющихся в уголовном деле, а также дополнительно представленных материалов с содержанием приговора, определения, постановления и доводами, изложенными в жалобе или представлении;

в-третьих, истребование судом кассационной инстанции дополнительных материалов в целях проверки обоснованности выводов суда первой или апелляционной инстанции, а также законности следственных и судебных действий;

в-четвертых, суд кассационной инстанции не связан доводами кассационной жалобы или представления и вправе проверить дело в полном объеме в отношении всех осужденных, в том числе и тех, которые жалоб не подали и в отношении которых не принесено кассационное представление. То есть здесь действует такая черта кассации, как ревизионное начало.

4. При этом в соответствии с правовой позицией, указанной в п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 января 2014 г. N 2, в суде кассационной инстанции должны быть выявлены и устранены только существенные нарушения уголовного закона (неправильного его применения) и (или) уголовно-процессуального закона, которые повлекли неправомерный исход дела, а также устранения нарушений, искажающих саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия .
——————————–
См.: п. 1 Постановления Пленума ВС РФ от 28 января 2014 г. N 2 “О применении норм главы 471 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции” // .

5. Сами по себе существенные нарушения УПК РФ определены в ст. 389.17 УПК РФ, а норм УК – в ст. 389.18 УПК РФ. Но во всех случаях существенные нарушения должны повлечь за собой неправомерный исход дела, а также исказить саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия. Кроме того, из смысла данных статей можно констатировать, что не любые нарушения норм УПК РФ или норм УК РФ будут являться существенными. Следовательно, и предметом рассмотрения суда кассационной инстанции не могут быть несущественные нарушения норм УПК и УК РФ, допущенные органами предварительного расследования или суда в ходе предшествующего разбирательства дела.

6. При этом перечень существенных нарушений УПК РФ, предусмотренных ст. 389.17 УПК РФ, не является исчерпывающим. Так, судебная практика к ним относит такие нарушения, как невручение или несвоевременное вручение обвиняемому копии обвинительного заключения или обвинительного акта, обвинительного постановления; осуществление одним и тем же лицом защиты двух и более подсудимых, если интересы одного из них противоречат интересам другого; нарушение права обвиняемого (подсудимого) на выбор защитника; непредоставление подсудимому слова для защитительной речи или последнего слова; рассмотрение уголовного дела судом без участия защитника ввиду отказа от него подсудимого, хотя участие указанного адвоката к началу судебного заседания не было обеспечено; отсутствие в деле постановления следователя о принятии уголовного дела к своему производству; проведение судебного разбирательства в особом порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ, в отсутствие потерпевшего и без его согласия; рассмотрение уголовного дела в порядке, предусмотренном гл. 40 и 40.1 УПК, в отношении несовершеннолетнего; нарушение ст. 240 УПК о непосредственном исследовании доказательств судом и т.д.

7. Исходя из анализа комментируемой статьи, можно констатировать, что суд кассационной инстанции не должен проверять вступившие в законную силу процессуальные акты (приговоры, определения и постановления) на их соответствие фактическим обстоятельствам уголовного дела. Так, в соответствии с положениями п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 января 2014 г. N 2, суд кассационной инстанции при рассмотрении кассационных жалобы, представления проверяет только законность судебных решений, т.е. правильность применения норм уголовного и норм уголовно-процессуального права (вопросы права). С учетом данного ограничения доводы кассационных жалобы, представления, если в них оспаривается правильность установления судом фактических обстоятельств дела (вопросы факта), проверке не подлежат. Вместе с тем, если в кассационных жалобе, представлении содержится указание на допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона при исследовании или оценке доказательств (например, обоснование приговора недопустимыми доказательствами), повлиявшие на правильность установления судом фактических обстоятельств дела и приведшие к судебной ошибке, такие доводы не должны быть оставлены без проверки. Жалобы, представления на несправедливость приговора, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, или по которому судом назначено несправедливое наказание вследствие его чрезмерной мягкости либо чрезмерной суровости (ч. 2 ст. 389.18 УПК РФ), подлежат проверке судом кассационной инстанции в случае, если такое решение суда явилось следствием неправильного применения норм Общей части Уголовного кодекса РФ (например, положений ст. 60 УК РФ). Если кассационные жалоба, представление, наряду с другими, содержат доводы, не относящиеся в силу закона к предмету проверки суда кассационной инстанции, то в этой части суд (судья) оставляет их без проверки, на что указывает в постановлении (определении) .
——————————–
.

Читать еще:  Если иск оставлен без рассмотрения можно ли возобновить производство по делу?

8. Поводом для рассмотрения уголовного дела в суде кассационной инстанции является поданная кассационная жалоба либо кассационное представление.

9. Кроме того, производство в суде кассационной инстанции является важной гарантией законности судебных решений по уголовным делам и реализации конституционного права граждан на судебную защиту.

Объект, предмет и субъекты рассмотрения уголовного дела в кассационном порядке

2. Предмет кассационного разбирательства. Предметом рассмотрения дела в кассационном порядке является судебная проверка законности приговора или иного судебного решения судов первой или апелляционной инстанции (ст. 401′ УПК РФ). Законодатель стремился подчеркнуть, что кассационный пересмотр имеет предметом пересмотр судебных решений лишь с точки зрения правильности применения в них норм права (законности). Обоснованность же решений, под которой обычно понимаются наличие достаточной доказательственной базы и соответствие выводов об обстоятельствах дела имеющимся доказательствам, а также справедливость приговора, на первый взгляд, не являются предметом кассационной проверки. Однако вывод о том, что кассационная инстанция вовсе не оценивает проверяемое решение с точки зрения его фактической обоснованности, был бы не вполне правилен. Как будет показано в дальнейшем (более подробно об этом см. в § 3 и 4 настоящей главы), на самом деле кассационная инстанция во многих случаях вынуждена вторгаться и в сферу фактической обоснованности проверяемых решений, оценивая влияние этих нарушений на исход дела, т. е. устанавливая причинно-следственную связь допущенных по делу существенных нарушений закона и ошибочности судебного решения по существу.

Суд кассационной инстанции не связан доводами кассационной жалобы или представления и вправе проверить производство по уголовному делу в полном объеме. Если же по уголовному делу осуждено несколько лиц, а кассационная жалоба или представление поданы только одним из них или в отношении некоторых из них, суд кассационной инстанции вправе проверить уголовное дело в отношении всех осужденных (ст. 401 16 УПК РФ), т. е. он руководствуется в основном ревизионным принципом, а не диспозитивным началом обжалования, как это имеет место в апелляционной процедуре.

3. Субъекты кассационного производства. Субъекты кассационного производства разделяются на две группы: субъекты обжалования и субъекты судебного пересмотра. В ст. 401 2 УПК РФ закреплено, что решение суда может быть обжаловано осужденным, оправданным, их защитниками и законными представителями, потерпевшим, частным обвинителем, их законными представителями и представителями, а также иными лицами в той части, в которой обжалуемое судебное решение затрагивает их права и законные интересы; гражданский истец, гражданский ответчик или их законные представители и представители вправе обжаловать судебное решение в части, касающейся гражданского иска. С представлением о пересмотре вступившего в законную силу судебного решения вправе обратиться также прокурор, однако не любой, а лишь Генеральный прокурор РФ и его заместители либо прокурор субъекта РФ, приравненный к нему военный прокурор и их заместители.

Однако и этот, казалось бы, исчерпывающий перечень нуждается в разъяснении. Вопрос состоит в том, кого понимать под иными лицами, права и интересы которых затронуты судебным решением. Должны ли они ранее быть признаны следователем и судом участниками процесса либо такой формальный акт не требуется. При ответе на этот вопрос следует учитывать, что Конституционный Суд РФ признал не соответствующим ст. 46 и 52 Конституции РФ ограничение права на судебное обжалование действий и решений, затрагивающих права и законные интересы граждан, лишь на том основании, что они не были признаны в установленном законом порядке участниками производства по уголовному делу 1 . Как подчеркнул Конституционный Суд РФ, обеспечение гарантируемых Конституцией РФ прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве обусловлено не формальным признанием лица тем или иным участником производства по уголовному делу, а наличием определенных сущностных признаков, характеризующих фактическое положение этого лица как нуждающегося в обеспечении соответствующего права [2] [3] . Так, например, лицо, пострадавшее от преступления, но не признанное потерпевшим в установленном УПК РФ порядке, имеет право принести кассационную жалобу на решение суда по его жалобе на отказ в возбуждении уголовного дела [4] .

Читать еще:  За что должен платить прописанный человек в квартире, но не живущей в ней ?

Что следует понимать под законными интересами таких лиц? Законные интересы наряду с правами являются самостоятельным объектом судебной защиты, иначе у правоприменителей может возникать соблазн для отказа в защите интересов лица, мотивируя это тем, что его права, собственно, нарушены не были. В законодательстве не раскрывается содержание понятия «законные интересы», которое получило разработку лишь в юридической доктрине. Законный интерес лица в уголовном процессе в отличие от его субъективного права есть лишь потенциальная возможность появления у него в будущем материально-правовых или процессуально-правовых субъективных прав, которые пока еще не возникли, но при определенных условиях могут реально появиться на основе объективного права ввиду правоприменительного акта. Например, у членов семьи лица, в отношении которого был вынесен обвинительный приговор и удовлетворен гражданский иск, может иметься законный интерес, состоящий в отмене этого акта, поскольку их имущественные права (общей собственности, пользования) могут быть в будущем ограничены обращением взыскания на имущество осужденного. То есть законный интерес — это потенциальное субъективное право.

Обращаясь в суд с кассационной жалобой, заявители, как правило, преследуют цель добиться пересмотра судебного акта в свою пользу. Однако следует иметь в виду, что, как уже упоминалось выше, условия кассационной процедуры для отмены или изменения решения требуют не просто желания стороны добиться другого решения (этого недостаточно), но такого квалифицирующего условия, как наличие существенных (фундаментальных) нарушений закона, приведших к неправильному исходу дела. При этом следует принимать во внимание позицию Европейского Суда по правам человека, согласно которой «стороны не вправе добиваться пересмотра вступившего в законную силу и подлежащего неукоснительному исполнению судебного решения лишь в целях повторного рассмотрения дела и вынесения нового решения. Полномочия вышестоящих судов по пересмотру судебных решений должны осуществляться в целях исправления грубых судебных ошибок и несправедливости при отправлении правосудия, а не ради повторного рассмотрения дела. Пересмотр дела судами вышестоящих инстанций не должен рассматриваться как «скрытое обжалование», и сама лишь возможность существования двух точек зрения по вопросу не может служить основанием для пересмотра. Отклонение от этого принципа оправданно лишь наличием существенных и бесспорных обстоятельств [5] .

Кассационная жалоба (представление прокурора) должна, помимо прочих сведений (ч. 1 ст. 401 4 УПК РФ), содержать указание на допущенные судами существенные нарушения норм уголовного или уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела, с приведением доводов, свидетельствующих о таких нарушениях, а также сформулированную просьбу лица, подающего жалобу или представление. К жалобе, поданной защитником, закон требует приложить ордер или другой удостоверяющий его полномочия документ (ч. 4 ст. 401 4 УПК РФ). Действительно, защитник-адвокат действует в уголовном процессе только на основании ордера адвокатского образования. Однако согласно ч. 2 ст. 49 УПК РФ по определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников осужденного или оправданного или иное лицо, о допуске которого он ходатайствует. При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката. В таких случаях защитник должен представить в кассационную инстанцию соответствующую доверенность или заверенную копию судебного решения о его допуске в процесс и документы, удостоверяющие его личность.

К кассационной жалобе или представлению должны быть приложены заверенные судом копии судебных решений, принятых по данному уголовному делу. В необходимых случаях прилагаются копии иных документов, подтверждающих, по мнению заявителя, доводы, изложенные в кассационных жалобе, представлении. Это могут быть копии протоколов следственных и судебных действий, иных документов-доказательств, которые имеются у заявителя. Их принято называть дополнительно представленными материалами, которые, по сути, могут представлять собой новые доказательства (при условии принятия их судом). Однако, учитывая ограниченные возможности кассационной процедуры по исследованию и проверке доказательств (судебное следствие здесь отсутствует), представляется, что такие дополнительные материалы не должны использоваться для принятия кассационной инстанцией окончательных решений по делу (изменение приговора), а могут быть положены лишь в основание решений промежуточного характера (о направлении дела на новое рассмотрение в суд первой или апелляционной инстанции).

Субъектами пересмотра решений в кассационном порядке являются: президиумы верховных судов республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа; президиумы окружных (флотских) военных судов; Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ; Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда РФ.

Статья 401.1 УПК РФ. Предмет судебного разбирательства в кассационном порядке (действующая редакция)

Суд кассационной инстанции проверяет по кассационным жалобе, представлению законность приговора, определения или постановления суда, вступивших в законную силу.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 401.1 УПК РФ

1. Если под апелляцией понимается пересмотр вышестоящей судебной инстанцией уголовных дел по существу, т.е. как по юридическим, так и по фактическим основаниям, а сама эта инстанция может в полном или частичном объеме проводить по делу новое судебное следствие в условиях состязания сторон и постановить новый приговор, заменяющий собой приговор нижестоящего суда, то кассация (от фр. casser – сломать, уничтожить) есть пересмотр вышестоящей судебной инстанцией решений нижестоящего суда лишь по юридическим основаниям, т.е. с точки зрения нарушений норм материального и процессуального права (т.н. чистая кассация). Кассационная инстанция, в таком ее понимании не связана с оценкой доказательств по делу, не вдается в рассмотрение правильности установления его фактической стороны и потому может себе позволить ограничиться проверкой решения суда лишь по письменным материалам дела. Ее цель состоит в обеспечении законности деятельности нижестоящих судов путем устранения решений, не отвечающих этому условию. Кассационный вид пересмотра судебных решений характерен для процессуальных систем континентального типа – Австрии, Испании, Италии, России, Германии, Франции и др.

Читать еще:  Благодарность министерства энергетики льготы

2. Всякий пересмотр судебных решений имеет свои естественные границы, за пределами которых он вступал бы в противоречие с интересами обеспечения устойчивости и прочности правопорядка. В этом смысле ключом к пониманию юридической природы и естественного места пересмотра судебных решений является принцип non bis in idem (лат.), т.е. недопустимости повторного привлечения к ответственности за одно и то же деяние, а также принцип презумпции невиновности, согласно которому неблагоприятные последствия недоказанности своей юридической позиции по делу (бремя доказывания) по окончании судебного спора возлагаются на сторону обвинения. Это значит, что после вступления приговора в законную силу (а лишь с такими решениями после вступления в действие ФЗ от 29.12.2010 N 433-ФЗ будет иметь дело российская кассация) возражения против его незаконности и необоснованности со стороны обвинителя, как правило, не могут быть приняты – при условии, если он не был лишен возможности участвовать в справедливом судебном состязании ввиду существенных и непреодолимых обстоятельств, ставящих его в процессе в неравное положение со стороной защиты. Иначе говоря, законная возможность добиться осуждения обвиняемого по тому же самому обвинению дается обвинителю, как правило, лишь один раз.

Таким образом, пересмотр вступившего в законную силу судебного решения против интересов обвиняемого по общему правилу неправомерен, т.е. недопустимо возвращение к вопросу о виновности за то же самое деяние в вышестоящем суде, если обвинитель в отведенное для состязания время не сумел доказать виновность обвиняемого. Напротив, поскольку сторона защиты не несет бремени доказывания невиновности, она вправе требовать пересмотра судебного решения в свою пользу и после окончания состязания, причем в результате такого обжалования положение лица, в отношении которого был вынесен приговор, не должно быть ухудшено (иное дело – в апелляции, т.е. до момента вступления приговора в законную силу, когда спор сторон считается еще не оконченным. Запрет non bis in idem там еще не действует, и обе стороны могут обжаловать судебные решения, причем обвинитель вправе требовать их пересмотра и по мотивам, ухудшающим положение обвиняемого).

3. В ком. статье законодатель стремился подчеркнуть, что новая (так сказать, “чистая”) кассация имеет своим предметом пересмотр судебных решений лишь с точки зрения правильности применения в них норм права (законности). Обоснованность же решений, под которой обычно понимаются наличие достаточной доказательственной базы и соответствие выводов об обстоятельствах дела имеющимся доказательствам, формально (на первый взгляд) не является предметом кассационной проверки. Не интересует кассацию также и справедливость наказания, если только оно назначено в рамках закона.

Однако вывод о том, что кассационная инстанция не оценивает проверяемое решение с точки зрения его фактической обоснованности, видимо, был бы излишне категоричен, не вполне отражая реальное положение вещей, поскольку на самом деле кассационная инстанция во многих случаях вынуждена вторгаться и в сферу фактической обоснованности проверяемых решений, устанавливая причинно-следственную связь допущенных нарушений и ошибочности судебного решения по существу дела (влияние нарушений на “исход дела”). Более подробно см. об этом пункт 3 нашего ком. к ст. 401.15 настоящего Кодекса.

Поэтому, на наш взгляд, несколько преждевременны опасения, что теперь “. стороны теряют возможность многократного оспаривания вынесенного приговора по существу, т.е. обоснованности осуждения”. Тем более нельзя согласиться с утверждением, что “непосредственным предметом проверки как кассационного суда (ст. 401.1), так и суда надзорной инстанции (ч. 2 ст. 412.1) уже служат исключительно свойства законности состоявшихся судебных решений. В связи с этим любые апелляции заинтересованных лиц к фактической стороне приговора (иного судебного решения) в принципе не должны вызывать каких-либо значимых нормативных последствий”.

4. При этом следует принимать во внимание позицию ЕСПЧ, согласно которой “. стороны не вправе добиваться пересмотра вступившего в законную силу и подлежащего неукоснительному исполнению судебного решения лишь в целях повторного рассмотрения дела и вынесения нового решения. Полномочия вышестоящих судов по пересмотру судебных решений должны осуществляться в целях исправления грубых судебных ошибок и несправедливости при отправлении правосудия, а не ради повторного рассмотрения дела. Пересмотр дела судами вышестоящих инстанций не должен рассматриваться как “скрытое обжалование”, и сама лишь возможность существования двух точек зрения по вопросу не может служить основанием для пересмотра. Отклонение от этого принципа оправдано лишь наличием существенных и бесспорных обстоятельств”.

{SOURCE}

Ссылка на основную публикацию