Как называется служба, которая приезжает и забирает неблагополучных детей у родителей?

Все, что может опека — прийти, посмотреть и забрать ребенка из семьи. Почему государство не может помочь неблагополучным родителям

Светлана Строганова с приемной дочерью Полиной

В Москве спасатели нашли в квартиру истощенную девочку-маугли 5 лет. Ребенок не может говорить, общаться, обслуживать себя. Мать, по словам следствия, приходила к ней раз в 5 дней. Состояние квартиры, в которой жила девочка, пугает.

Полицию вызывали соседи, которые несколько дней слышали вой и плач ребенка. К счастью, девочка жива, в отличие от последних случаев в Кирове или Санкт-Петербурге, где дети все-таки умерли от истощения.

Конечно, возникает вопрос, чего ждали соседи несколько дней? Почему раньше не сигналили?

Но тут же можно спросить и с другой стороны – а что, вызывать полицию каждый раз, когда слышен рев или детские крики?

У меня 5 детей, иногда они играют или даже спорят, ругаются, дерутся. Кое-кто может начать очень громко рыдать, если не получит желаемую игрушку или разрешение смотреть мультики.

Если каждый раз соседи будут вызывать полицию, во что превратится жизнь моей семьи, моих соседей и полицейских?

А вот еще один громкий случай: у Олеси Уткиной, инвалида по слуху, отобрали двух маленьких детей. При этом вся история очень странная. С одной стороны, все происходящее можно свести к тому, что мама была плохо социализирована (хотя дети были всегда ухожены, накормлены) и даже имела проблемы с алкоголем (хотя медицинского освидетельствования нет), но факты говорят сами за себя: месяц после изъятия детей из семьи и помещения их в больницу мама практически неотступно была с детьми, заботилась о них и пыталась сделать все, чтобы их вернуть домой.

Детей матери не отдали, а разделили (и это тоже страшная схема в нашей системе), поместили в разные учреждения и очень быстро выставили в базу данных на устройство в семью, хотя Олеся не лишена прав и даже не ограничена в них.

Суд должен был состояться 11 марта, но его перенесли на 1 апреля. Судья заболела, а других в Питере, видимо, нет. Олеся навещает детей, дети плачут и просятся домой. Они не понимают, за что их так наказывают.

И получается, что теперь со стороны социальных служб, которые призваны заботиться о детях, мы видим жестокость. Зачем разлучать любящую мать и детей, если нет никакого криминала?

Да, живет Олеся бедно. У нее комната в коммунальной квартире и совсем небольшой доход, а еще не очень любезные соседи, которые периодически жалуются на нее в полицию и опеку. Олеся не покупает икру, не ходит по театрам, не ездит отдыхать в Испанию.

Но является ли это основанием для того, чтобы лишать детей самого близкого человека?

У меня есть соседка, пожилая женщина. У нее под опекой находятся двое внуков 11 лет, она живет с ними в одной комнате в коммунальной квартире. И точно так же ее соседи по квартире пишут заявления в опеку, в прокуратуру, в полицию о том, что-де бабушка не осуществляет должный уход за детьми. Зная этих детей много лет (ребята часто бывают у нас в гостях, а иногда остаются даже ночевать), я неоднократно подтверждала, что готова ручаться во всех инстанциях, что бабушка детей любит и заботится о них.

Но зачем-то людям очень нужно избавиться от этой бабульки и детей. Вот и «проявляют бдительность». В итоге бабушка сейчас вынуждена переезжать в другое место.

Ребенок в детском доме – это отсутствие головной боли

И вот тут, как бы нам ни хотелось начать ругаться на органы опеки, которые могут в одночасье разрушить то самое ценное, что есть у детей, – связь с родителями, надо остановиться и задать себе вопрос: «А какие есть методы воздействия у этих самых органов опеки на неблагополучные семьи? И какие схемы действий в подобных ситуациях у них вообще есть?»

Давайте я расскажу, чего у них нет.

У них нет своих психологов. Да-да, в службах опеки работают не психологи, а посему сами оценить правильно состояние семьи и детей в полной мере они не могут. Так, на глазок. Кстати, сейчас точно так же оцениваются и кандидаты в приемные родители – на глазок.

У них нет материальной базы. То есть помочь с ремонтом квартиры или с зимними и летними вещами неимущей семье они не могут.

У них нет юридической базы. Они не могут ходить за семью в банки и договариваться о реструктуризации долгов или в суд, чтобы не отключали электричество за неуплату и т.д.

У них нет ресурсов искать малоимущим семьям работу или подработку.

У них нет нянь, нет центров временного проживания, нет групп поддержки, нет транспорта для помощи в переезде, нет группы продленного дня для детей, нет кружков, дефектологов, логопедов, наркологов, специалистов по дезинфекции помещений, нет медиков, нет кинологов и фелинологов или хотя бы волонтеров, пристраивающих собак и кошек в добрые руки … и еще долго можно перечислять, чего нет у органов опеки.

А это все периодически требуется семьям, чтобы ситуация могла выправиться и детям в семье стало лучше.

У матери может не быть работы, у нее может сгореть квартира и не быть денег на ремонт, у нее может быть тяжелое заболевание (да даже депрессия), она не в состоянии справиться со своими животными и раздать не может, у нее не хватает времени выправить ребенку речь или водить его на кружки и одновременно работать, ее могут не брать в сад из-за того, что ребенок гиперактивный, и многое-многое другое.

Если бы кто-то пришел и помог семье разрешить эти проблемы, то детей можно было бы спокойно оставлять жить в семье. При этом средства, выделенные на решение этих проблем, были бы существенно меньше денег, которые государство будет тратить на детей в детском доме, если их заберут из этой семьи.

Читать еще:  Как узнать, зарегистрирована ли на тебя фирма?

Но нет у нас таких схем помощи в государстве.

И поэтому все, что может сделать опека, это прийти, посмотреть, составить акт и или оставить ребенка в семье, или забрать ребенка из семьи. Всё. Больше опека ничего сделать не может по большому счету – нет у служб, которые призваны заботиться об интересах детей, никаких действенных схем помощи этим детям.

Система на данном этапе может только поддерживать систему. А это не люди, а документооборот.

Интересы ребенка фигурируют на бумаге, а на деле все работает на цифры и отчетность, на правильность оформления, на попытки избежать ответственности и спихнуть с себя проблему на кого-то еще.

Ребенок в неблагополучной семье — это головная боль у опеки, ребенок в детском доме – это отсутствие этой головной боли, и ясно, как могут приниматься решения об изъятии. Кому хочется лишних проблем?

Детские дома — это замкнутый круг

Значит ли это, что их нет совсем в нашей стране – этих схем помощи?

Они есть у фондов, у НКО и разных общественных организаций. А значит, на данном этапе, пока не разработана государством схема помощи семьям, нужен симбиоз. Когда выходит опека по сигналу в семью и видит, что там бедно, что требуется помощь, они дают сигнал в фонд или самой маме сообщают, куда можно обратиться, и проблема может начать решаться.

Фондов на всех социально неблагополучных граждан не хватит. Не смогут фонды заменить собой всю государственную социальную сферу. Но надо стараться сделать хотя бы то, что мы уже в силах сделать – помогать там, где можем. А еще нужно говорить о потребности в государственной схеме помощи (именно помощи) таким семьям, где можно и нужно сохранять детей.

Потому что детские дома — это замкнутый круг: травмированные дети выпускаются из детских домов и создают свои социально неблагополучные семьи, ибо нет у них перед глазами модели нормальной семьи и модели нормальной помощи, и их дети попадают опять в детские дома.

И, конечно же, все работники этой сферы должны пройти курс в ШПР. Ибо очень часто, принимая решение об изъятии детей, сотрудники опек даже не догадываются, какая это страшная трагедия для ребенка. И это во сто крат страшнее, чем бедность родителей и текущие потолки в ванной.

В каких случаях органы опеки могут забрать ребенка: порядок изъятия ребенка, правовые последствия

Дети — будущее страны, забота о них одна из приоритетных задач Российский Федерации. Но не каждый родитель учитывает предписания к содержанию и воспитанию детей, предусмотренные законом. Новоиспеченные «воспитатели» устанавливают нормы поведения и ответственности в своей ячейке общества, зачастую, опираясь на личный опыт. Сложившаяся практика детского воспитания, несоответствующая государственной семейной политике, может повлиять на решение органов опеки забрать ребенка из семьи.

За что органы опеки могут забрать ребенка из семьи

Руководствуясь кодексом Российской Федерации (статьей N 77), единственной весомой причиной безотлагательного изъятия детей из семьи органами опеки является угроза их жизни и здоровью. Но есть и другие действия или бездействия законных представителей, которые являются поводом отобрать несовершеннолетних иждивенцев.

Основаниями для изъятия считают:

  • привязанность у ответственных лиц к спиртному или же наркотикам;
  • совершение насильственных действий родственниками в отношении несовершеннолетнего;
  • эксплуатация детского труда;
  • непосещение молочной кухни;
  • аморальное поведение взрослых;
  • частый и громкий плач деток;
  • нарушение техники безопасности при вовлечении своих чад в бытовой процесс;
  • нехватка игрушек;
  • антисанитарные условия проживания;
  • не надлежащее состояние спального и рабочего места;
  • не своевременное прохождение врачей в детской поликлинике;
  • отсутствие нужных или наличие просроченных продуктов;
  • поступление жалоб, в том числе анонимных.

Проверки от органов опеки

Проверка состоит из ряда процедур:

  • обследование места проживания, при непосредственном посещении дома;
  • беседа с законными представителями, учителями школьников, соседями и т.п.;
  • проверка источников дохода;
  • медицинское обследование здоровья подопечных;
  • оценивают психологическое состояние объектов проверки.

Так же учитывают мнение учителей учебных заведений, где учатся подопечные, соседей.

Подвергаются проверке лица, принявшие опеку над несовершеннолетними детьми, а также биологические родители. Фактически, каждое семейство может стать объектом обследования, достаточно «сигнала» со школы или от соседей.

Внезапные проверки, позволяют объективно оценить условия содержания малюток, особенно когда они еще не посещают садик или школу.

Как себя вести, когда сотрудники опеки в квартире

Главное не паникуйте, сохраняйте спокойствие и уверенность, старайтесь быть доброжелательными. Если к Вам пришли «незваные гости», не спешите открывать дверь, это не безопасно. Для начала уточните Ф.И.О., должность и цель визита представителя. Теперь нужно убедиться, что именно Вам назначили проверку. Точную информацию можно узнать по телефону. Только после подтверждения информации, стоит впустить визитеров в дом.

Если сотрудники не имеют соответствующих документальных полномочий (решения суда или акт принудительного изъятия), обязать Вас подчиниться они не имеют полномочий. Решать Вам, но отказ усугубит ситуацию, когда они вернутся с официальной бумагой.

На что обращает внимание опека

  • требует ли квартира ремонта или его наличие;
  • чистота в квартире;
  • внешний вид членов семьи;
  • наличие спальных мест для каждого в доме;
  • содержимое холодильника (свежесть продуктов, горячие блюда, детское питание);
  • присутствие домашних животных и насекомых;
  • в помещении неприятный запах (затхлость, гниение, сырость и т.п.);
  • физическое и моральное состояние малышей;
  • наличие признаков распития алкоголя или других вредных веществ;
  • манера общения между близкими;
  • необходимость в госпитализации или медикаментах (в случае болезни).

Посетив семью лично, сотрудники должны убедиться, что малышам, проживающим с Вами, созданы надлежащие условия и нет риска для его жизни и здоровья.

Если ребенка решили забрать

Без акта об изъятии или же решения суда принудительно отнять отпрысков не имеют права. Не подписывайте заявление на добровольную передачу детей, если не согласны. Поскольку доказать факт угрозы жизни или здоровью не просто. Добровольный отказ от исполнения материнских обязанностей судом будет расцениваться как равнодушие, не возможность обеспечения достойного уровня проживания с Вами.

Читать еще:  В моче нашли марихуану какое наказание будет

Порядок изъятия ребенка из семьи

Действия попечительских комиссий происходят по определенной схеме:

  1. поступает сигнал или жалоба от добропорядочных граждан;
  2. проводят проверку, соблюдая законодательные предписания;
  3. выявив незначительные нарушения, делают предупреждение нерадивым матери или отцу;
  4. при выявлении соответствующих серьезных нарушений происходит изъятие несовершеннолетних под присмотр государства;
  5. следуя предписанию закона, дети помещаются в государственные воспитательные учреждения «детские дома» или отдаются под временную опеку близким людям, имеющим право на уход и воспитание ребенка.

Если Ваше чадо забрали, Вы имеете возможность оспорить заключения муниципальных структур в законном порядке.

Передача детей органам опеки

Передача воспитанников происходит принудительно либо по согласию родителей. Безотлагательно забирают иждивенцев в случае возникновения опасности для их жизни и здоровья. А также если отец и мать:

  • не проживают больше 6 месяцев с детьми без уважительной причины;
  • официально признаны недееспособными;
  • пропали без вести.

Если ребенка не забрали

Не факт, что ребенка заберут сразу после визита, органы опеки и попечительства могут вынести предупреждение. Эти меры дают возможность устранить замечания к содержанию и воспитанию малолетних. Сегодня довольно часто возникают житейские затруднения, которые преодолеть самостоятельно не получается. На такой случай, одним из вариантов решения возникших проблем может быть обращение в центры помощи семьям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Социальная сеть помощи населению оказывает различную поддержку каждому нуждающемуся жителю РФ.

Правовые последствия

В течение семи дней с момента изъятия малолетних государственный представитель подает прошение о лишении родительских прав в суд. В это время малышей помещают в специальных учреждениях для детей. До суда общение с близкими допускается, только в случае, если встречи не ухудшают физическое и психологическое состояние деток.

Если прошение истца будут удовлетворены, ответчик может попытаться восстановить материнство, если реабилитируется до наступления совершеннолетия отпрыска. В такой ситуации сироты до достижения 18 летнего возраста остаются в детском доме или их могут усыновить другие родственники или же иные граждане в законном порядке. Лишенные родительских прав отец или мать обязаны платить алименты на содержание ребенка.

Законодательное регулирование

  1. Правовые отношения в семье регулирует, в основном, гражданский кодекс Российской Федерации.
  2. Органы опеки и попечительства действуют, основываясь на ряде законодательных актов, например СК РФ, начиная с двенадцатой главы:
    • Статья 69. Лишение родительских прав;
    • Статья 70. Порядок лишения родительских прав;
    • Статья 77. Отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни или его здоровью.
  3. ФЗ N 120 «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»;
  4. ФЗ N 124 «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации»;
  5. ФЗ N 159 «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей, оставшихся без попечения родителей», и т.д.

Самый маленький житель нашей страны наиболее уязвим. Очень важно не оставаться безразличными к негативному обращению с подрастающим поколениям. Даже если это не Ваше чадо, но будучи очевидцем грубых нарушений, моральный долг каждого добропорядочного человека защитить детство маленького человечка.

В Норвегии действует отлаженная система отъема детей

Норвегия и Финляндия продолжают воровать российских детей. Социальные службы этих стран в прямом смысле слова занимаются киднеппингом, вот только выкуп их не интересует – вернуть детей практически невозможно. Обращения российских чиновников игнорируются, российские дипломаты от этих истории сами стараются держаться подальше, самостоятельно вырваться из цепких лап печально известной “Барневарн” невозможно. Это вообще теперь не российские дети – это весьма ценные активы.

Вот они эти самые активы. Двое сыновей Андрея Арнесена. Сын и дочь Елены Кузнецовой. Норвежские социальные службы отняли у россиян детей и держат их в секретном месте. Причина – родители своих отпрысков якобы жестоко воспитывали. Теперь им положено несколько свиданий в год под присмотром надзирателей. Чтобы лишнего не сболтнули.

“Поднимать вопросы о прошлой жизни, что они думают о маме и папе – это запрещено. Это запрещено “Барневарн”. Наше общение могут прервать, если мы начнем какие-то вопросы серьезные задавать”, – рассказала Елена Кузнецова.

С детьми нельзя обсуждать то, “что может вызвать у них волнение”. Это цитата. То есть, любая тема может стать причиной запрета свиданий раз и навсегда. И это не пустые угрозы. 5-летнего Оскара Ш., теперь опасно даже называть его фамилию, норвежцы отобрали из-за выпавшего молочного зуба. Его уже почти вернули, когда на российском ТВ вышел сюжет. Бабушка мальчика обмолвилась, что лучше бы им было приехать в Россию. “Барневарн” расценила это как призыв к похищению и перепрятала малыша. Уже несколько дней о судьбе маленького Оскара ничего неизвестно.

Против русских в Норвегии, похоже, действует четко отлаженная система отъема детей. Ведь они здоровы, психически уравновешенны, интеллектуально развиты. Вырвать у “Барневарн” маленьких россиян у наших дипломатов не получилось ни разу. Русские перед этой системой защиты оказались абсолютно беззащитны.

“Законопослушных людей ставят в состояние, что они должны оправдываться, им предъявляют обвинения, которые объективно недоказуемы. Вы два года назад шлепали ребенка – доказать это невозможно. Если ты двигаешься в сторону посольства, значит, ты хочешь украсть ребенка. Вы не представляете, насколько там тотальный контроль. Все стучат на всех”, – говорит , координатор организации “Русские матери” Ирина Бергсет.

Те, кто лично сталкивался с “Барневарн”, утверждают – эта служба всесильна. Она игнорирует гражданство и любые международные договоренности. Они могут забрать любого ребенка. Не только из смешанных семей, но и из чисто русских. Где оба родителя и дети имеют только одно гражданство – российское. Причем, не обязательно даже в Норвегии жить. Достаточно оказаться там проездом. “Вот вы стоите в аэропорту, прикрикнули на ребенка “Цыц” или там что-то. Какой-то тетке не понравилось – один звонок, и ей дадут вашего ребенка. А вас вышлют из страны”,- рассказывает Ирина Бергсет.

Читать еще:  Какое рабочее время воспитателя гпд в сош?

И никто помочь не сможет. В ответ на запросы российские дипломаты получают от “Барневарн” отписки. “Служба защиты детей “Барневарн” говорит, это не к нам вопрос, это вопрос к норвежскому МИДу, норвежский МИД говорит, это не к нам вопрос, а к “Барневарн”, и вот такая карусель, гоняют нас по кругу”, – рассказывает уполномоченный по правам ребенка в РФ Павел Астахов.

Вся информация об изъятых детях засекречена. Как и о самой “Барневарн”. На сайте организации детально описаны преимущества приемных семей. Но нет подробной информации о самой службе. Возникает вопрос – почему? Вариантов ответа может быть несколько.

Версия первая: “Барневарн” – мегабизнес-проект. Очень выгодный. Ведь треть норвежского бюджета, по словам экспертов, направляется на защиту детей. Это миллиарды. И их расходует “Барневарн”. Вот один из опубликованных отчетов. Части системы – частные детские сады и школы, исправительные воспитательные центры, поликлиники, психиатрические лечебницы и приемные семьи. За каждого изъятого ребенка эти учреждения получают свой кусочек “пирога”. Приемная семья, к примеру, получает около двух тысяч евро в месяц на каждого принятого ребенка. Любопытная деталь – кто хозяин этого бизнеса.

“Весь этот бизнес скупил один лондонский фонд, называется “Органа Кэпитал”. Это часть подразделения Bank of America. Печатают прибыли за год, сколько они платят налогов от этих детских домов, все напечатано в газете. Все чистенько, прозрачно. Это один из таких самых быстрорастущих и прибыльных бизнесов в период упадка экономики в Европе”, – объясняет Ирина Бергсет.

Но это еще не все. Отобранные дети не только приносят денежную прибыль. Они помогают решить демографические проблемы Норвегии. Естественным способом ее поправить местные жители не могут, точнее – не хотят. Нормальные отношения между мужчиной и женщиной там уже объявили пережитком прошлого. Порвавшему с традициями обществу, естественно, нужны нетрадиционные способы размножения. За них, по мнению пострадавших родителей, и отвечает “Барневарн”.

Ребенка выдергивают из нормальной семьи. И передают либо бездетной паре, либо гомосексуалистам. И они воспитывают его. По-своему. “Мы даже не знаем, семьи ли это? Это могут быть две мамы, два папы, а могут быть два человека, которые на вид выглядят, как мужчина и женщина. Но один из них зоофил, другой некрофил. Понимаете, мы не знаем”, – возмущается Ирина Бергсет.

Зато знаем, кто после такого воспитания получается. Норвежский стрелок Андрес Беринг Брейвик. Маленьким мальчиком был изъят из семьи службой “Барневарн”. Его насиловали и избивали. Брейвик уничтожил 77 человек. И он не единственный, над кем надругались. В год в приёмных семьях Норвегии насилуют пятерых детей. И это только известные и доказанные факты. Здоровенный мужик в татуировках – Ларс-Мариус Сивертсвик. Преступник-рецидивист. Тоже продукт воспитательной системы “Барневарн”. Спустя 18 лет он приехал в приют, где его прятали от родных родителей. “Мне было очень тяжело. Со мной произошло такое, чего не пожелал бы никому”, – вспоминает он.

Действительно, вряд ли многих малышей за невинный проступок заставляли пересчитывать всех муравьев в муравейнике. И делать много другое, по сравнению с чем издевательства армейских “дедов” могут показаться невинными шутками.

Эти странные методы воспитания практиковались в учреждениях по защите детей “Барневарн”. И это факт, который в Норвегии старательно замалчивают. Возможная причина, как говорят эксперты, в том, что “Барневарн – не обычная соцслужба, а спецслужба социальной инженерии. Она изымает детей с нормальной психикой и ломает ее. Так, чтобы ребенок стал тихим и безликим. Дальше с ним можно делать все, что угодно. Какие именно технологии для этого используются, неизвестно. Но эксперты обозначают масштабы страшного эксперимента.

Свой “Барневарн” есть в Швеции, Голландии, Германии, Великобритании и Финляндии. Поверить в такое сложно, но проверить надо обязательно. Кстати, финны на этой неделе снова изъяли российскую девочку Диану. Маму Дианы обвиняют в избиении своей дочери. Завели дело и уже отрапортовали – ребенка не вернут. Судиться с финскими соцслужбами невероятно сложно. По отношению к русским родителям здесь, как и в Норвегии, действует презумпция виновности. Но это специально для русских. С американцами, к примеру, ни финны, ни норвежцы стараются не связываться.

“Если такие проблемы возникают, то в лучшем случае сделают замечание. Но не будут отбирать детей, потому что вы знаете, Америка объявляет зоной своих интересов любое место, где притесняются права хотя бы одного американца. И в это место могут высадить спецназ, могут полететь туда крылатые ракеты, объявить войну. Что угодно”, – говорит Павел Астахов.

Россия, по словам детского омбудсмена Павла Астахова, будет действовать иначе. В рамках международного права. “Мы находимся в тяжелейшем положении. С одной стороны, сочувствуем, сопереживаем и пытаемся сделать все, что от нас зависит и даже больше того. Но с другой стороны, надо понимать, что если вы приехали в чужую страну в поисках лучшей жизни, будьте готовы к тому, что к вам придут вот с такой вот меркой и скажут: а вы неправильно воспитываете своего ребенка, вы слишком часто его обнимаете, вы слишком часто заставляете его мыть руки”, – говорит Астахов.

Зато сама организация может заставить родителей часто сдавать мочу. Ежедневно. По официальной версии, этот анализ должен помочь в воспитании детей. А реально – привязать родителей к месту жительства и связать их по рукам и ногам. Семья находится под постоянным наблюдением. На нее заведено секретное дело. А это значит, что рано или поздно ребенка все равно изымут. И единственный выход, для тех, на кого “Барневарн” даже просто посмотрел, – бежать. Как бежала Наталья Сухановская с дочкой. В чем были, первым же рейсом. Собирать вещи остался муж. Ему вполне могут предъявить обвинение в похищение своего собственного ребенка. Русский ребенок сорвался с крючка. “Барневарн” такого не прощает.

Мария Богомолова, Екатерина Симанович, Андрей Костров, Юрий Тимошин. “В центре событий”.

{SOURCE}

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector